Степень «православности» сочинений

Сохраняя это драгоценное качество, Щедрин в то же время со свойственным ему безошибочным чутьем строжайше «выверил» партитуру. Точно рассчитаны кульминации, в которых происходит наибольшее сближение с сюжетом.Первая — предательство Пимена, представленное через фрагмент текста из Тропаря Утрени Великого Четверга, вторая соответствует проникновеннейше-му эпизоду повести — «нежному» пению-плачу Левонтия, «воп-лению за братский грех».
В эту а-сарреll\’ную партитуру введен инструментальный солист — флейта (свирель). Не случайно: Лесков упоминает о свирельных наигрышах, сопровождавших старообрядцев в их странствованиях. Партия духового солиста включена и в некоторые другие современные хоровые партитуры. Напомним про «Перезвоны» Гаврилина, «Симфонию в обрядах» Пригожина. У Щедрина это тоже сквозной образ, постоянно трансформирующийся, — «знак смятения», «голос трепетной души». Из всех упомянутых случаев он единственный достигает поставленной цели — создания не вымученной, а естественной атмосферы философичности.
Представление о новой отечественной духовной музыке не будет полным без двух крупнейших хоровых партитур Шнитке acappella— Концерта на стихи Григора Наре-к а ц и (1985) и «Стихов покаянных», очередной премьеры памятного 1988 года. В «православной» линии его творчества они, несомненно, главные произведения. Шнитке опирается здесь на традиции больших русских хоров. Принадлежность обоих сочинений к православной традиции предопределили тексты — шедевры средневековой поэзии: армянской — в хоровом концерте и русской — в «Стихах покаянных». Тексты эти как материал для музыкального прочтения обладают рядом исключительных свойств: это одновременно и религиозная медитация, и философская система, изложенные в смешанных формах духовной и светской поэзии. Внушителен и их объем, превосходящий иные оперные либретто.
Для композитора они самоценны, а не есть некий импульс для создания музыкальных образов. Шнитке было важно сохранить «истинный сверхсмысл» текста — постижение божества, — «который раскрывается при чтении, но словами непередаваем»32.
Отсюда — совершенно особое, прежде не встречаемое у него отношение к слову: оно должно быть слышно — а ведь это не короткие фразы-формулы латинского реквиема, узнаваемые по первому слогу! Ясное донесение текста становится предметом специальной заботы, чем объясняется, скажем, полное отсутствие слоговых распевов во многих разделах концерта, а также преобладание умеренных темпов (в первой, третьей и четвертой частях они даже не указаны, как очевидные).
Вопрос о степени «православности» обоих сочинений сложен, как нигде, и распадается на два круга проблем: эмоциональный строй и собственно музыкальные особенности. Отличие первого произведения от канона — в высокой степени субъективности, предопределенной отчасти текстом, ведь это образцы авторской поэзии, приближенной по форме к жанру внутреннего монолога, принципиально родственного художественному методу Шнитке. В обеих партитурах, особенно в «Стихах», есть фрагменты такой экспрессии, которая немыслима в церковном обиходе, диапазон вокальных партий в свою очередь немыслим в хоре — более двух октав.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *