Стремление к индивидуализированности замыслов

По стилю «Светлое Воскресение» строже и менее индивидуализировано, чем Литургия Сидельникова, как строже и аскетичнее духовное молитвенное состояние. Литургией, созданной в последний период творчества, пополнился список самых масштабных хоровых работ патриарха отечественной хоровой музыки Свиридова.
Обозначим еще одну группу произведений духовной тематики. Они так же, как только что рассмотренные, впечатляют масштабностью, но, в отличие от первых, не ориентированы на канонические жанры. Одна из самых мощных тенденций современного искусства—стремление к индивидуализированности замыслов как компенсации фатального дефицита авторского стиля — затронула и область духовной музыки. Не будем, однако, упрощать положение. Отступление от жанрового канона в большинстве случаев продиктовано не только желанием создать нечто оригинально-конструктивное, но и максимально широким подходом к комплексной проблеме «нравственность — вера — духовность». Сказанные в прошлом веке Лесковым слова: «Веры во всей ее церковной пошлости я не хочу ни утверждать, ни разрушать… Я просто люблю знать, как люди представляют себе божество и его участие в судьбах человеческих…», — вероятно, близки исходной позиции многих композиторов, обратившихся к такого рода сочинительству. Не отражен в них лишь мотив раскаяния, на редкость сильный в современной русской духовной музыке, причины которого не требуют специального объяснения.
Рождение подобных опусов начинается с поиска первоклассного текста, отличающегося предельно широким идейным пространством в рамках указанной этико-религиозной проблематики. Такой текст — их непременное условие.
«Запечатленный ангел» Щедрина, как и многие другие хоровые сочинения, посвящен 1000-летию Крещения Руси. Это еще один пример хоровой музыки «по прочтении». В сравнении с гаврилинскими «Перезвонами», «пытающимися» воссоздать образный мир прозы Шукшина в целом, она прочно «привязана» к одному конкретному сочинению, но такой духовной емкости, что скорее можно было опасаться за недостаточное его осмысление, чем за нехватку идейной базы. При том что из текста Лескова здесь взята лишь единственная строчка — молитва Мароя на вознесение ангела, — слушатель постоянно ощущает неповторимую ауру этого шедевра: несуетвость, неодолимую тягу к красоте, живущую в народе вопреки извечной неприглядности и греховности жизни, поклонение красоте как святыне и отождествление ее с ней. В сочинении Щедрина царит таинственная атмосфера причастия, сближающая его с самыми сокровенными моментами литургической службы.
А это в свою очередь имеет еще одно существенное следствие — соборность как исконное качество православия, отнюдь не часто «дающееся» вновь обращенным творцам. Это особое чувство Щедрин — выпускник хорового училища — уловил, видимо, с ранних лет: «Хор же действительно очищает. Когда человек поет в хоре, все мелкое, недостойное, вся корысть, суетность из него выходят, он словно воспаряет». Совместное пение для композитора уже само по себе почти религиозный акт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *