Пример «смешного» в музыке

Пример «смешного» в музыке — «Урок танца», где юмористический эффект получило сочетание четырехдольной мелодии и трехдольного аккомпанемента. Ученику (Вишенке) из-за «полиметрической неразберихи» не удается ничего повторить вслед за учителем (Петрушкой).Появление принца Лимона — это «торжественный» марш-шествие. Пустое дребезжание параллельных кварт, сопровождающих основную тему, неожиданная переброска ее к контрастным по тембру и регистровому звучанию инструментам (от трубы к флейте-пикколо и т. д.), нарушение ритмической логики (трехдольность в двухдольном размере за счет смены акцента) — все подчеркивает тупую напыщенность и пустозвонство владыки.
Средняя часть этого эпизода — пародия на военно-духовой «трафарет» оркестра, инструменты которого, все более и более фальшивя, постепенно затихают; лишь гнев мажордома (оркестр располагается на сцене) заставляет очнуться и благополучно завершить марш… в разных тональностях.
В музыке вариаций принца Лимона использована стилизация под надрывно-сентиментальное танго с удлинением мелодии за счет незаметного расширения тактов, в хореографии — классика с преднамеренными погрешностями в выполнении того или иного па.
Механически бездушный марш гвардии Лимончиков (в размере 5/4) воспринимается как зримое движение злой силы благодаря особенностям оркестровки, своеобразному динамическому и тембровому нарастанию звучности (струнные сначала играют древком смычка, затем его постепенно поворачивают, все более задевая струны); в партии духовых инструментов в течение восьми тактов постоянно повторяется один и тот же аккорд (резкое стаккато), одна и та же ритмоформула: через каждый такт — пауза и как удар хлыста — резкое глиссандо frusta. В «унисон» с музыкой остро и сухо движутся Лимончики. Во время музыкальной паузы они останавливаются и делают движение, демонстрирующее их агрессивность и жестокость: как бы натягивают тетиву лука.
Своеобразное полижанровое решение балета предложил А. Петров в «Сотворении мира»: музыкальная драматургия трехактного спектакля вместила в себя стилизованную легенду о сотворении мира, поданную в комедийно-юмористических тонах, и трагедию — своего рода предупреждение об угрозе ядерной войны, данное в символико-аллегорической форме.
Стимулом к Написанию балета послужили рисунки французского художника Жана Эффеля, с юмором рассказывающие библейскую историю сотворения мира и появления первых людей на земле. История эта нашла свое драматическое продолжение в спектакле. Такая многоплановость сюжета, где персонажи комедийных сцен получили рельефные характеристики, а участники трагедии даны в условно-обобщенном духе, потребовала включения в партитуру музыкального материала, принадлежащего различным стилистическим направлениям. Элементы примитивизма, минимализма, «новой простоты» эволюционируют через барокко, рококо к джазу и атональности.
Наряду с полистилистикой композитор произвел еще один синтез — сочетание различных принципов музыкальной драматургии. Номерная структура прокофьевского типа в первой половине балета согласуется с классической формой объединения танцев в сюиты, включающие в себя Adagio, сольные вариации, коду. По мере драматизации сюжета грани номеров все более размываются, сцены укрупняются, в свои права вступают законы симфонизированных форм. Такой же принцип — от малого ко все более укрупняющимся симфоническим структурам — применен и в музыке балетов «Икар», «Ярославна», что говорит об определенных драматургических закономерностях, проявившихся в спектаклях разных жанров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *