Лейттема мушкетеров

Например, лейттема мушкетеров (в музыке дан групповой портрет мушкетеров и лишь д\’Артаньян наделен индивидуальными чертами) постоянно подчеркивает молодецкую удаль и желание ринуться навстречу опасностям.В то же время композитор явно относится к своим героям с добрым юмором и лукавством. Вступительные фанфары трех труб и основная «мужественная» маршеобразная тема у струнных включают чрезмерное дробление ритмической формулы, а главное — забавную суетливость в хроматическом движении параллельными трезвучиями (как бы в поисках нужного кадансового оборота) и галантное секундовое задержание на заключительном аккорде:
Те же черты были подчеркнуты постановщиком: и в пластических партиях (д\’Артаньян в начале балета неуклюже путался под ногами мушкетеров и лишь постепенно превращался в одного из героев великолепной четверки), и в режиссуре (мушкетеры по любому поводу выхватывали шпаги… из корзин, которые были расставлены на авансцене).
Музыкальный тематизм дуэта Бекингема и Королевы сочетает в себе широту, раскидистость интервалики, красочность тональных сдвигов и сверхчувствительные вздохи секундовых задержаний, нарочито банальный романсовый аккомпанемент.
Герцог Бекингемский—олицетворение смелости и аристократизма, но… в минуту опасности его можно найти только в самом спокойном уголке сцены, куда он незаметно уползает, теряя свою чопорность и высокомерие.
Кардинал — само благочестие и смиренность — за сутаной скрывает свои чувственные порывы. В сцене с Королевой композитор сталкивает смиренный хорал с мелодраматическими стенаниями: прерывистая мелодия, всплески аккордов сопровождения, аккуратно выверенные звуковысотные и динамические кульминации, подъемы и спады — все «почти» по-настоящему.
Заложенный композитором элемент пародирования развивает балетмейстер: влюбленный «святой» постоянно принимает позы великомученика, «почти» распятого, с воздетыми руками.
Первая постановка балета «Конек-Горбунок» Р. Щедрина представляла собой традиционный сказочный спектакль с обилием вариаций, адажио, па д\’аксьон, разнообразных сольных и ансамблевых номеров в фантастических эпизодах, то есть были использованы структурные формы большого феерического спектакля (сценарист В. Вайнонен и хореограф А. Радунский опирались не столько на сказку П. Ершова, сколько на постановки «Конька» в дореволюционном балете). Комедийное начало «утонуло» в морских сценах, хотя именно ситуации и образы, в которых это начало нашло увлекательное воплощение, открыли яркое свойство стиля Щедрина, довольно редкое в музыкальном искусстве, — умение передать музыкальными средствами чувство смешного, сатирическое содержание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *