Образы добра и света

Образы добра и света — это музыкальная сфера, где звучат темы любви Мастера и Маргариты. Чистоту чувств и душевных порывов подчеркивают колорит оркестра (струнные, затем орган), призрачный тембр флейты. Возвышенность, а в конце и некая эфемерность этих музыкальных образов, истаивающих в пространстве, навевает ассоциации с последней главой романа.Смелый эксперимент предпринял А. Петров в спектакле «Пушкин. Размышления о поэте». В этом балете-симфонии-оратории соединились танец, сольное пение, хоры, чтение стихов поэта и большие симфонические эпизоды.
Спектакль начинается с выстрела и кончается им же. Все происходящее на сцене — как бы воспоминания Пушкина в последние минуты жизни; отсюда известная ирреальность действия, замедленность, смешение событий и планов. В двух частях (актах) этой масштабной вокально-хореографической симфонии можно обнаружить и закономерности циклической формы, что сказалось в завершенности ряда вокально-хоровых сцен, в симфонизиро-ванных дуэтах Поэта с Натали и Музой, и признаки контрастно-составной модели с «кадровой» расчлененностью дробных эпизодов, и, наконец, черты сонатного аллегро.
Необычность жанровой природы спектакля обусловлена стремлением авторов многомерно отразить жизнь и духовный мир Поэта, показать его окружение, историческую обстановку, не сковывая себя трафаретной фабулой. Функции слагаемых разграничены: актер-чтец комментирует действие и становится участником происходящих событий; хор — это и голос самого Поэта, и эмоциональный фон, и голос народа, истории; интонационный облик эпохи Пушкина слушатель ощущает благодаря тактичному вкраплению ее звуковых примет.
Партитура Петрова вобрала в себя многие жанровые искания балетной сцены и предопределила дальнейшие пути музыкально-театрального синтеза. Как сказано ранее, хоровые эпизоды встречались в балете и прежде, но в 80-е годы их роль возросла, стала более разнообразной. Они, как правило, включались в балеты, связанные с русской тематикой. Кроме названных — «Война и мир» В. Овчинникова, «Свет мой, Мария» В. Кикты.
«Каменный идол» Д. Суворова возник на материале симфонии-кантаты «Демидовские заводы», причем в партитуру в качестве интермедий была введена музыка хоровых концертов Борт-нянского и Березовского.
Как в «Анне Карениной» Щедрина, так и во многих иных партитурах нередко встречались примеры нарочито контрастного сочетания языково-стилистических пластов, коллажного употребления «чужого слова», сопоставления собственной музыки и музыки иных композиторов — законченных сочинений или фрагментов из них. Различные и по внутренней организации, и по происхождению стили, еще недавно находившиеся в оппозиции, вступали в тесные и многообразные взаимоотношения, выполняя функцию чрезвычайно емких знаков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *