Пересказ сюжета и портретно-изобразительная пантомима

Сохраняя идею литературного первоисточника, авторы балета подчас достаточно далеко отходили от него. Так, в балете В. Кикты «Дубровский» усилена тема социальной несправедливости, борьбы крестьян и семьи Дубровских против жестокости Троекурова и ему подобных.Переосмыслен сюжет фантасмагории «Солярис» в балете С. Жукова, хотя сохранен необычный «герой» романа С. Лема — вселенское подсознание, что потребовало необычных музыкальных и визуальных средств. Важным компонентом стала сценография; эпизоды традиционного симфонического звучания сливаются с масштабными пластами электронной музыки, пронзительными эффектами синтезатора, с «конкретными» голосами земли (шум океана, крики птиц, плач ребенка, скрежет разрушения). Исходным моментом балета «Пер Гюнт» Шнитке в постановке Дж. Ноймайера послужила знаменитая драма Г. Ибсена, но лишь первый и частично третий акты повторяют коллизии пьесы.
Стремление точно и последовательно претворить фабулу литературного первоисточника, как правило, приводило к иллюстративности музыкального или хореографического материала. Например, широкомасштабные идеи Н. Боярчикова в балетах «Геракл» и «Тихий Дон» обернулись вялой традиционностью музыки, прикладной по своей функции. Н. Мартынов сочинил для «Геракла» дансантную, но малоинтересную партитуру с лирическими Адажио и громкими кульминациями. Партитура «Тихого Дона» Л. Клиничева также традиционна: в развернутых танцевальных эпизодах, рисующих среду, слышны интонации казачьих песен, жанровые картины сменяются батальными, лирические — драматическими, музыка которых вне сцены не представляет художественной ценности. Сотрудничество с хореографом, чьи профессиональные идеи во многом новаторские, но отношение к музыке потребительское, обнажило одну из самых острых, болезненных проблем балетного театра.
По-разному поняли идею создания многоактного «балета-хроники» «Война и мир» по Л. Толстому композитор В. Овчинников и хореограф В. Смирнов-Голованов (он же либреттист). Музыка Овчинникова, включающая обширные симфонические эпизоды, вступила в противоречие с хореографической драматургией, построенной по сюитному принципу, она не вмещается в структуру сцен, размывает конструкцию постановки. Композитор сочинил ряд ярких, запоминающихся тем (сквозная лейттема первого вальса Наташи, дуэт Пьера и Наташи), но ни главные, ни многочисленные эпизодические персонажи не получили достаточно рельефных музыкальных характеристик, соответствующих замыслу хореографа, который большое внимание уделил подробному пересказу сюжета и портретно-изобразительной пантомиме.
В отличие от жанра «литературной оперы», где наметились определенные достижения, попытки создать «литературный балет» не увенчались успехом и часто приводили к возврату худших традиций драмбалета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *