Истоки формирования русской нации

Значительно расширился круг тем, идей, образов, которые музыка и хореография сумели освоить. Ведущая тема большей части спектаклей — Человек во всей сложности жизненных обстоятельств, вечные вопросы борьбы Добра и Зла — приобрела смысл личной ответственности каждого перед своей судьбой и перед окружающей действительностью.Балетный театр, запаздывая в постановке публицистически актуальной тематики, давал своего рода сгусток идей современности, своим условно-обобщенным языком порой говорил о проблемах времени более емко и точно, чем многие смежные виды искусства.
Сказочные и мифологические персонажи классической литературы оказывались созвучнее новому времени в гораздо большей мере, нежели псевдосовременные герои в балетах на «злобу дня».
Обращаясь к драматическим периодам отечественной истории, создатели музыкально-хореографических спектаклей ставили своей целью показать истоки формирования русской нации («Ярославна» Б. Тищенко, «Сказ о земле русской» Д. Ставонина), раскрыть глубинные процессы, оказавшие влияние на становление и укрепление российской государственности через судьбу героев, часто конкретных исторических персонажей, рассказать о переломных этапах ее развития, отыскать причинные связи между прошлым и настоящим («Степан Разин» Н. Сидельникова, «Иван Грозный» на музыку С. Прокофьева в редакции М. Чулаки, «Царь Борис» также на музыку Прокофьева в транскрипции Н. Мартынова, «Каменный идол» Д. Суворова, «Свет мой, Мария» В. Кикты, «Броненосец „Потемкин»» А. Чайковского, «Баллада 20-х годов» Г. Шумилова, «Круг» А. Эшпая). Трагическая судьба поэта и судьба России — основная тема вокально-хореографической симфонии «Пушкин. Размышления о поэте» А. Петрова.
Наряду с тенденцией соединения различных искусств продолжался «перевод», «транспонирование» в балет художественных явлений, характерных для одного из слагаемых синтеза. Сказанное прежде всего проявилось во взаимоотношениях с литературой, давняя связь с которой обрела новые черты: авторы хореографических спектаклей выбирали для сценической интерпретации сложнейшие литературные произведения, где исследованы тончайшие движения души, нюансы психологических состояний.
Так, на основе произведений отечественной литературы возникли «Чайка», «Дама с собачкой» Р. Щедрина и «Анюта» В. Гав-рилина по Чехову, «Метель» на музыку Г. Свиридова по Пушкину, «Ревизор» А. Чайковского и «Женитьба» А. Журбина по Гоголю, «Война и мир» В. Овчинникова по Толстому, «Женитьба Бальза-минова» В. Гаврилина по Островскому, «Мастер и Маргарита» A. Петрова и одноименный балет Э. Лазарева по М. Булгакову, «Оптимистическая трагедия» М. Броннера и «Комиссар» Г. Банщикова по Вс. Вишневскому, «Ангара» А. Эшпая по А. Арбузову, «Дом у дороги» В. Гаврилина по А. Твардовскому, «Двенадцать стульев» Г. Гладкова по Ильфу и Петрову, «Тимур и его команда» B. Агафонникова по А. Гайдару, «Гусарская баллада» Т. Хренникова по Ф. Гладкову.
Образы зарубежной классики нашли воплощение в «Макбете» К. Молчанова и одноименном балете Ш. Каллоша, в «Пере Гюнте» А. Шнитке, «Разбойнике» М. Минкова, «Исповеди» Э. Денисова, «Любовью за любовь» Т. Хренникова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *