В зоне притяжения мюзикла

Именно здесь, в сцене деревенской вечерочки противостояние личностного и надиндивидуального проявляется наиболее непосредственно, достигая своей кульминации. Кадриль — главный драматургический узел не только II акта, но и оперы в целом. Во внешне все убыстряющемся движении танца отражается непрерывно нарастающее волнение героини: пока еще скрытое в печально-задумчивой Песне и явное — в отчаянной Пляске. Индивидуальное проявляет себя вопреки всеобщему и, не получая поддержки, смиряется с неизбежным.Композиции смешанного типа, обращенные к традициям прошлого и современности, отечественным и зарубежным, становятся определяющими не только для комической оперы. Нередко подобные конструкции, не поддающиеся сложившимся жанровым определениям, заставляют говорить о существовании особой ветви музыкально-драматического искусства, своеобразного «третьего пласта», призванного, по словам В. Конен, выполнить иную художественную и общественную функции, чем композиторская классика. Ядром его в 70—80-е годы становится мюзикл — некое силовое поле, притягивающее к себе композиторов различных творческих индивидуальностей и художественных устремлений. Свобода выбора и сочетания музыкальных и сценических средств при опоре на классический литературный первоисточник либо на выполняющий функцию такового «странствующий» сюжет предопределила универсальный характер воздействия мюзикла на современное музыкально-театральное творчество. Мюзикл напомнил о феномене Театра. Заявил о своей открытости различным музыкальным и театральным стилям и техникам, старым традициям и их современному переосмыслению, рассчитанному на психологию массового зрителя-слушателя.
Мюзикл предопределил активное движение навстречу друг другу театра музыкального и драматического, кино, эстрады. Различные разновидности оперного жанра оказались в зоне притяжения мюзикла. Что есть сегодня рок-опepa, опера-фарс, фолк-опера? Не движение ли по проложенным мюзиклом маршрутам? Между оперой и мюзиклом разыгрывается своеобразная игра, которая дает возможность расширения музыкально-сценического пространства и создания на «пограничной территории» экспериментальных, хотя и не всегда художественно однозначных, опусов. В сочинениях, созданных в 70—80-е годы, — в зонг-опере А. Журбина «Орфей», шутовской комедии Г. Гладкова «Тиль», фолк-опере В. Ивашкевича «Клоп», в современной опере для драматического театра А. Рыбникова «„Юнона» и „Авось»», в опере-фарсе А. Колкера «Смерть Тарелкина», рок-опере Р. Гринблата «Тиль Уленшпигель» — были обозначены некоторые характерные особенности этого явления. В них, порой манифестно заостряемые, по-своему обнаружились существенные грани современного оперного процесса в целом. Это и изначальная театральность музыкальной идеи с заложенной в ней программой режиссерской интерпретации, и своеобразная полистилистичность музыкально-литературного языка, свободное смешение «высокого» и «бытового», подчеркнутая разнородность интонационно-лексических слоев, соединение звучания симфонического оркестра, эстрадного ансамбля, электронной записи, значение акустических элементов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *