Лирико-психологическая драма

Лирико-психологическая опера-драма и прежде всего ее камерные разновидности приобретают в отечественном искусстве последней трети XX века особое значение.Здесь находит свое отражение сложный, противоречивый мир личности. Лирическое движение сюжета с характерными для него возвратами и смещениями, временнЫми инверсиями направлено на выявление психологических изломов внутренней жизни человека, на распутывание клубка его переживаний. Однако при погружении в глубины личностного «я» современный герой пытается осознать и ощутить свою непременную сопричастность к общей жизни — настоящей и вечной. И в этом отношении лирико-психологическая опера сближается с композициями эпико-драматического плана. Мир конкретной личности наделяется в них свойствами универсальными, затрагивающими глубинные пласты человеческого жизне-бытия. А тенденция к текучести, изменчивости музыкально-драматического потока сосуществует с другой, определяемой символизацией содержания. Из преобладающего в лирико-психологи-ческой опере сквозного потока вокально-инструментального высказывания, как и в опере эпического плана с панорамным охватом событий, конденсируются обобщающие, метафорически емкие музыкальные образы. В обеих разновидностях жанра они концентрируют внимание на главной теме, затрагивающей коренные проблемы бытия. Важное значение в связи с этим приобретает вступление. Как в опере эпико-драматического склада, так и в лирико-психологической драме оно может быть и инструментальным, и вокальным — сольным и хоровым. Это высказывание не замыкается внутри себя, а носит открытый характер, способствуя сквозному развертыванию внутритематических «событий».
В 60—70-е годы на первый план выходит моноопера как одна из разновидностей лирико-психологической оперы-драмы. Внешнее сжатие музыкальной композиции (как правило, до одного акта) оборачивается глубиной внутреннего вИдения, насыщенного скрытым ассоциативно-смысловым подтекстом. Ведущей формой высказывания становится монолог. Пристальное внимание к слову, нюансам его произнесения, определяемого оттенками чувств-мыслей, к мелодии, творимой душой человеческой, обусловливает особую напряженность вокального высказывания, разнообразие его интонационных истоков — речитативных, ариозно-де-кламационных, песенных, инструментальных, порой сплавленных в единое целое, и вместе с тем содержательную насыщенность оркестровой сферы. Оба плана — оркестровый и вокальный — находятся между собой в непрерывном диалоге, мгновенно откликаясь на эмоцию-жест героя; оркестр выступает с обобщающим словом от автора, комментируя происходящее на сцене.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<