Предостерегающий глас народа

Дополнительный контраст к основному действию вносит линия Петра — Екатерины (7-я, 9-я фрески). Она обладает своим локальным колоритом, в котором главенствует прежде всего сфера Екатерины — Марты, лежащая в русле бытовой стилистики. Тесная взаимосвязь между ситуацией и образом очевидна в характеристике, данной композитором героине в разных эпизодах оперы.Первое ее появление во фреске «Под Нарвой» сопровождается лихой солдатской песней «Едет Карла из Парижа». Затем, в сцене с Петром, — это уже лирический персонаж, характеристика которого решена в духе французских пасторалей, оперных ариетт второй половины XVIII века. В 9-й фреске образ оказывается в иных условиях: Марта превращается в Екатерину, исполненную величавого достоинства. Показательно в данном случае обращение композитора к комплексу типичных оперных средств и приемов, обычно используемых для передачи душевного подъема (это и решительные ходы по звукам трезвучий, и активные восклицательные окончания фраз, и пунктирный ритм).
Ряд жанровых картин-фресок («Всешутейший собор», «Амстердам», «Под Нарвой») выполняет в системе целого функцию отстраняющих эпизодов, внося элемент разрядки в напряженно развиваемое действие. В связи с этими эпизодами возрастает роль экспонирования, красочный показ заменяет собственно действие. Для каждой сцены композитор ищет свой, порой нарочито условный ключ прочтения. Типическое становится для композитора более важным, чем индивидуально-характерное. Яркий пример — праздничная картинка «Амстердам», где введен голландский язык и используются общеевропейские песенно-танцевальные формулы. Звучание высоких деревянных и струнных, включение чембало подчеркивают «европейский» колорит этой фрески в отличие от предыдущей («Всешутейший собор»), где композитор использует лубочно-фольклорные приемы для выявления национального начала.
Еще один важный план сочинения — метафорический, находящийся как бы над сценическим действием. В эпизодах иносказательного плана обнажается извечное противостояние старого и нового, вековых установлений и устремлений текущего времени.
Песней Анастасии, словно доносящейся из глубины веков, открывается опера.
Задавая тон всему повествованию, она концентрирует в себе характерный круг интонаций, связанных с воплощением образа народа (их истоки восходят к плачу-причету и крестьянской протяжной песне). Возвращаясь в драматургически переломные моменты действия, песня-плач Анастасии словно напоминает о страданиях земли и неиссякаемой вере народа в высшую справедливость, о быстротечности отдельных исторических мгновений. Предостерегающий глас народа, обращенный к Петру, слышится и в пророчествах Владимира. Как нарушение незыблемых, издревле существующих законов воспринимается с точки зрения всего народа наиболее драматический эпизод исторического действа— снятие колоколов (6-я фреска), отражающий идею трагического противоречия между неизбежным движением вперед и отстаиванием приоритетов прошлого. Гибель Анастасии под одним из падающих колоколов связывается в народном сознании с приближением конца света.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *