Архитектоника оперы

От прелюдии арка перекидывается к эпилогу («Шествие на казнь»), который в контексте целого воспринимается как сверхобобщение происшедшего. Движение траурной процессии, где слышатся отголоски траурных песнопений, завершается выступлением хора с возвращением темы-образа первой песни скальда о кратковременности земного существования человека и вечности духовного бытия, о неизбежности его страданий и обязанности нести свой крест до конца. Эта сквозная для всего произведения тема получает в оркестрово-хоровом эпилоге-реквиеме свое завершение.Грустный и Веселый скальды, становясь свидетелями и участниками трагедии, придерживаются различных точек зрения на происходящее. Если Грустный скальд сочувствует Марии, оплакивает ее судьбу, то мнение Веселого скальда прямо противоположно: он осуждает поступки Марии Стюарт и в конце концов, превращаясь в палача, вершит суд над ней. Подобно шутам в шекспировских пьесах, Веселый скальд постоянно вторгается в действие, на свой лад переиначивая ту или иную ситуацию (песня с хором «Откуда солнышко блеснуло теперь на нас» в I акте, пантомима с шутами в интерлюдии того же акта, напоминающая представление масок). Предательство Марии служит импульсом к размышлению Веселого скальда о мире, в котором сместились понятия добра и зла, жизнь закружилась в мрачном хороводе масок: «Я встретил серого монаха, из Шарлеманя брел он лесом. Чуть не умер я от страха, в монахе том признал я беса!» (хороводная песня из II акта). Философское начало заключено и в финальной песенке скальда из III акта «Играет черт с младенцем на снежном пустыре». Ключевая мысль всего произведения о несовместимости высоких душевных помыслов и предательства излагается в притче Грустного скальда «Явился змей промеж людей» во II акте. Ее дополняет живописная интермедия — идиллическая сценка, разыгрываемая Мэри Сетон и Грустным скальдом. Она будто намекает на недостижимость счастья Босуэла и Марии. Иносказательный смысл заключает в себе и бесхитростная, на первый взгляд, песенка Мэри Сетон в I акте «С берега, с берега, с берега крутого смотримся, смотримся в воды голубые», предваряющая свадьбу Марии и Дарнлея: любовь героев подобна воздушному замку — достаточно легкого удара, и она тотчас разрушится.
Опорными точкам архитектоники оперы становятся начальный эпизод («Въезд Марии в Эдинбург») и следующая за ним интерлюдия (ария Елизаветы), которые выполняют соответственно функции экспозиции и завязки драмы, а также заключительный 13-й эпизод («Темницы»), образующий психологическую кульминацию и развязку действия. В 1-м эпизоде определяются общие черты музыкально-драматического движения, его трагическая направленность, происходит расстановка сил действия и контрдействия (свою основную характеристику здесь получают шотландский лорд Босуэл и протестантский проповедник Нокс). Ансамблями-оппозициями Слонимский обозначает контуры драмы — ее завязку и развязку. Их решение во многом сходно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *