Сценическое решение спектакля

Сценическое решение спектакля напоминает мистерию с характерной для нее игрой на разных площадках. Гоголевский вопрос о человеке, о том, что его окружает, что есть он сам, заблудившийся в «страшной мгле жизни», будто витает над оперным действием.В сочинении Щедрина развертывание «достоверно»-фан-тасмагорического сюжета, невероятные похождения Чичикова становятся во многом объяснимыми именно с точки зрения народной символики, народных представлений об изначальной, естественной связи жизни и смерти. В сопряжении двух планов — метафорического и сюжетного — резко обозначается антитеза вечного и преходящего. Образ дороги, пути, а значит бесконечного движения, которое таит в себе энергию миросозидания, нарочито противопоставлен застывшим маскам страны мертвых, механически сменяющим друг друга.
Примечательна хоровая вертикаль, выстраиваемая Щедриным. Она охватывает разные уровни театрального пространства — его «верх» и «низ». Потоки голосов хора и солистов — участников коллективного действа — устремляются навстречу друг другу.
На основе исходной альтернативы (суета и неподлинность «мертвых душ» и истина народного мироощущения) в партии хора возникает образно-эмоциональный комментарий к движению событий. Высказывания хора и его солистов полны трагической экспрессии. В противовес им реплики героев звучат отстраненно, холодновато, иронично.
Создание сквозной народно-песенной линии действия в опере не идет вразрез с сюжетным первоисточником. В ней воплощаются гоголевские «лирические воззванья к самой России». В качестве образной и жанровой доминанты в опере используется лирическая протяжная песня «Не белы, белы снеги».
По мере развертывания сюжетных перипетий она дополняется рядом вариантов—то более близких («Ты не плачь, не плачь…», «Каменны палаты забелелися»), то далеких («Ты полынь, полынечка трава…») вплоть до трансформации ее жанровых элементов («Плач солдатки») — тем самым композитор приближает содержание песен к действию. «Дорога» и «Плач» обрамляют серию сцен-визитов Чичикова в первых двух актах, «Запев» и «Финал» — сцены губернского города в III акте. Наиболее непосредственным сближением фольклорного и событийного рядов отмечен момент визита Чичикова к Плюшкину. Полное опустошение личности, ее падение в бездну подчеркнуто открытой сменой жанра. Плач-причет, предельно эмоционально накаляя атмосферу действия, создает эффект непосредственного совмещения временных рядов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *