Хоральная прелюдия

Более широко, чем раньше, представлено в камерной музыке 80-х годов явление, которое называют инструментальным театром. Например, хоральная прелюдия «Jesu, deine tiefen Wunden» («Иисус, Твои глубокие раны») для камерного ансамбля В. Тарно-польского (1987) продолжает культовую традицию как прошлых веков, так и современную. Концептуальность инструментального произведения композитор подчеркивает при помощи театральных приемов: исполнители перемещаются по сцене, как бы комментируя музыкальное действие пассионов, каким задумана хоральная прелюдия.Показательно логическое обоснование замысла, сделанное композитором: «Хоральная прелюдия по жанру — инструментальный театр. Если в Западной Европе инструментальный театр естественно возник из традиции хеппенинга, то у нас, в совсем иной культурной ситуации, он мне всегда казался чем-то внешним, искусственно привнесенным. Когда же в какой-то момент я осознал, что барочный принцип „комментирования» находится на расстоянии одного шага от идей инструментального театра, я почувствовал, что решение пьесы найдено»31. Этот комментарий Тарнопольского частично отражает путь, который прошел жанр инструментального театра в камерной музыке — от внешнего эксперимента к более внутренне обоснованному. Подобная обоснованность театральных элементов встречается, например, в камерной музыке В. Шутя — «Притче» для секстета ударных (1983), «Метаморфозах» для альт-саксофона, арфы, контрабаса и ударных (1979) — композитора, который в целом в своем творчестве является сторонником «чистой музыки».
Новая тенденция в 80-е годы связана с особым включением слова в камерно-инструментальную музыку, когда текст вписан в партитуру только для исполнителей; таковы, например, «Agnus Dei» для четырех инструменталистов, созданное А. Кнайфелем (1985), и струнный квартет «Похвала» М. Ермолаева (1988). В сочинении Кнайфеля, как отмечает С. Савенко, «текстовый слой остается за пределами музыкального воплощения, и не только он; возникает впечатление, что композитор отрекается в „Agnus Dei» от звуков жизни, погружая слушателя в ощущение чистого экзистенциального времени по ту сторону бытия». В квартете Ермолаева другая картина. Он задуман как цикл гимнов, прославляющих Богородицу. Как отмечает автор в предисловии к партитуре, конструктивный принцип сочинения заимствован из русской храмовой живописи, в которой встречается сюжетное объединение росписей. Подобно им 14 гимнов квартета образуют единую композицию из жизни Богоматери. В последней кульминационной части к славлению Богоматери присоединяются трубы, ударные и свет. Слова, вписанные над мелодией какого-либо инструмента, не иллюстрируются музыкой, но музыка органично слита с их смыслом, она как бы «вариант» непроизносимого слова, но в то же время не является его иллюстрацией, развиваясь по своим собственным независимым законам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *