Драматическая побочная партия

Драматическая побочная партия — тематическая аллюзия из «Казни Степана Разина» Шостаковича. Перед каденцией альта — цитата из начала 14-й симфонии с ее символикой образа смерти. Вторая часть — самая крупная автоцитата Шостаковича из его неоконченной оперы «Игроки» по Гоголю. Она представляет собой скерцо в жанре галопа и перебрасывает ассоциативные нити к опере «Нос» и образам Петербурга — города загадочного, неповторимого, полного тайн, Петербурга Достоевского, Блока и самого Шостаковича.И в качестве музыкальной загадки в этой части возникает тема ре-минорной фуги Шостаковича (ц. 44; 5-й такт после ц. 60). Сама тема, по-видимому, была связана у композитора с какими-то личными воспоминаниями, потому что он цитировал ее и в вокальном цикле Семь стихотворений А. Блока. Во всяком случае, она напоминает о блоковском цикле, где тоже был образ Петербурга («Город спит») и упоминание о нем в последней части «Музыка»:
В ночи, когда уснет тревога И город скроется во мгле. — О, сколько музыки у Бога, Какие звуки на земле!
В заключительной части сонаты появляются реминисценции «Лунной сонаты» Бетховена как мысль о вечно живом искусстве, мудрости, человечности. В одной из статей о Шостаковиче приведены следующие слова М. Вайнберга об альтовой сонате: «Мне кажется, что этот финал и есть кредо нашего великого советского художника, оставившего в стороне все суетное и мелкое. Во всех последних сочинениях Шостаковича мотив расставания с жизнью, конечно, присутствует, скорбь и печаль здесь легко читаются. И все же в этой сонате мотив добра, любви, всепобеждающей веры в жизнь оттесняет все остальное».
Поздний период творчества Шостаковича сконцентрировал в себе новые черты, характерные для 60—70-х годов, и предвосхитил поиск более позднего времени в области нового романтизма, новой простоты стиля с его многозначностью и метафоричностью, новым отношением ко времени и использованием специфических средств и принципов игры для создания особой концептуальности.
Как и позднее творчество Шостаковича, вторая половина 60-х и 70-е годы в целом устремлены в музыке к размышлению и медитативности. Иной становится категория новизны в искусстве, теперь ее определяет не новое в технике письма, а неповторимость концепции в лирических и монологических формах высказывания. Среди монологических сочинений выделяется камерная музыка М. Вайнберга, Б. Чайковского, Б. Тищенко, А. Шнитке и С. Губайдулиной — композиторов различной стилевой ориентации и жанровой специфики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *