Элегия в позднем творчестве — многообразный символ

Элегия в позднем творчестве — многообразный символ: печали, смерти и бессмертия. Представление о единстве жизни и смерти, как показывают альтовая соната, поздние вокальные циклы, Шостакович воплотил по-своему: человек смертен, но творчество бессмертно. О том, что элегия в позднем творчестве композитора связана с образами смерти, доказывает сравнение Элегий из 11-го, 15-го квартетов как между собой, так и с Траурным маршем из 15-го квартета. Их объединяют повторность интонаций, ритмическая периодичность, элементы фанфарности. Элегия из 11 -го квартета объединяется с Траурным маршем и пунктиром, что будет также и в Элегии из альтовой сонаты. Поскольку элегия — основа медитативных размышлений поздних сочинений, то можно с полным основанием назвать адресат размышлений: смерть.Последний, 15-й квартет Шостаковича(1974) — лири-ко-философская исповедь композитора, в которой эти размышления (в отличие от предшествующих квартетов, 14-й симфонии, вокальных циклов) приобрели спокойно-элегический оттенок. К композитору пришло мудрое и спокойное примирение с тем неизбежным конфликтом, который заключен в представлении «жизнь и смерть».
Хотя внешне квартет прост, он глубок по мысли и сложен по образной символике. В нем возникает также новое ощущение времени: шесть медленных частей в темпе Adagio одновременно кажутся быстротечными, настолько интенсивно они насыщены мыслью.
Композитор совмещает в 15-м квартете разные по сути явления, разные пласты, что и дает возможность воплотить философский смысл. Квартет основан на ассоциативно-жанровом принципе. Каждая из его частей связана с определенным жанром (Элегия, Серенада, Интермеццо, Ноктюрн, Траурный марш, Эпилог). Шостакович не выходит за типологические жанровые рамки, а, напротив, подчеркивает их, но насыщает каждую часть ассоциативными связями, что наполняет конкретный жанр дополнительными смыслами. Например, в Элегии противопоставляются две темы. Первая, изложенная фугато, близка песенным церковным напевам и приближается к образам православного отпевания.
Вторая тема (ц. 6), более светлая и романсная, представляет жанр инструментальной элегии, Шостакович оформляет эту тему как тему-воспоминание. Она звучит pianissimo, на органном пункте, в далекой по отношению к ми-бемоль минору тональности до мажор. Как отъединенный от темы-воспоминания пласт развиваются подголоски скорбного характера. Таким образом, жанр элегии наполняется концептуальностью, типичной для позднего творчества Шостаковича: в размышление о смерти проникает свет, светлое воспоминание — в данной части оно приближено к православной традиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *