Далекие сны детства

Обобщение программы в иных композициях определяется их посвящением общезначимой дате, событию. К 1000-летию Крещения Руси Щедрин создает «Стихиру» (1987), к 300-летию Баха пишет «Музыку для города Кетена» (1984).В силу особых художественных задач композиторы прибегают и к типу открытой программности. В 3-й симфонии («Севастопольской», 1980) Б. Чайковский делает город-герой главным «действующим лицом» концепции. Точно обозначено в симфонии и время действия: события двух войн, двух веков показаны как бы на разных звуковых экранах. Поэма В. Успенского «Посвящение мужеству» (1983) воскрешает эпизод блокады Ленинграда.
Среди множества примеров показательна программная направленность 10-й симфонии Слонимского «Круги ада», посвященной «всем живущим и умирающим в России» (1992).
«Далекие сны детства» — так определил А. Чайковский сюжетный смысл двойного концерта для скрипки, альта и струнного оркестра (1988).
В творчестве отечественных композиторов всегда было и продолжает сохранять особую роль чувство формы, а не догмат конструкции.
Подчеркнем существенное: если в 70—80-е годы при создании инструментальных сочинений индивидуализация формы приобретала почти нормативный смысл (как в сфере симфонизма, так и в камерной музыке), то в 80—90-е эта тенденция существует наряду с реализацией других возможностей. Вновь композиторы не чураются традиционных канонов формы (четырехчастна, например, симфония Денисова), многочастности (двенадцатичаст-на симфония Губайдулиной «Слышу… умолкло») и одночастности. Последняя оказалась востребованной более всего и обнаружила спектр вариантов. Среди них сжатый цикл на каноничной основе (4-я симфония Эшпая, где роль I части выполнила экспозиция, II — разработка, третий раздел приближен к медленной части, а четвертый — к финалу).
Расхожей оказалась одночастная симфония в виде свободного набора звуковых событий, естественно, абсолютно индивидуальных у каждого автора. Смысл такого рода драматургии — скорее в постоянном нанизывании вопросов, чем поиск на них ответов. В одночастных конструкциях (симфонических, камерных или в сфере концерта) имели место параллельно-фабульное движение, линейная последовательность материала либо круговой принцип. В параллельно-фабульном движении две-три идеи постоянно повторяются в развитии с сохранением или, чаще, значительным преображением исходного образа (симфонии Канчели, Тертеря-на).
В одночастных симфониях с линейно-последовательным развитием доминирует неповторяемость тем-образов (таковы, например, 2-я и 3-я симфонии Шостаковича). Круговой принцип по семантике формы близок концентрическому: наличие пролога и эпилога.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *