Конкурсы открывают новые имена

Премьеры проходят, разумеется, не только в рамках многочисленных фестивалей. Исполнительские конкурсы открывают новые имена. Премьерами богата и афиша многих российских музыкальных театров, однако подавляющее большинство новинок не связано с современной музыкой (редкое исключение — оперный театр Самары или Детский музыкальный театр имени Н. Сац). Крупные явления музыкального театра России подчас видят к себе большое внимание со стороны зарубежных импресарио и публики (имеем в виду судьбу сценических работ 90-х годов Щедрина, Шнитке, Денисова).В отечественных театрах доминирует мировая оперная и балетная классика. Заметными здесь стали в «Новой опере», руководимой Е. Колобовым, в частности, постановки «Евгения Онегина» (без антрактов, как музыкально-драматический спектакль на одном дыхании), первой редакции «Бориса Годунова», «Любви к трем апельсинам» в Большом, «Пиковой дамы» (Ю. Темир-канов) и «Огненного ангела» (с интересным видеорядом) в Мари-инском.
В 90-е годы музыкальные театры четко дифференцировались: устойчивы коллективы с режиссерами-лидерами (А. Титель в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, Б. Покровский в Камерном музыкальном) и театры с лидерами-дирижерами (В. Гергиев в Мариинском, Е. Колобов в «Новой опере», Ю. Кочнев в Саратове). В последнем театре выделилась постановка «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича. Не только в связи с этой работой, но как об устоявшейся тенденции размышляет саратовский дирижер: «Если раньше можно было говорить о сосредоточенности основных творческих сил в столичных городах, то сейчас — о трансформации связей. Регионы стали более обособлены. Опера в Петербурге и Москве производит впечатление аэропорта или большого железнодорожного вокзала. Нарушена стабильность художественно-творческих коллективов. Все торопятся куда-то поехать и где-то что-то спеть. Это большой бич для русского оперного искусства, потому что оно всегда сильно бьшо традицией длительного воспитания коллектива».
Несомненным событием российской культуры явилась и постановка «Леди Макбет» в концертном исполнении в Большом зале консерватории (1996). Блистательные музыканты во главе с Ростроповичем ярко выявили трагическую мощь первой версии шедевра Шостаковича.
Среди оперных постановок Ростроповича выделилась «Хованщина» в Большом театре и «Видения Иоанна Грозного» Слонимского в оперном театре Самары.
Появляются и новые коллективы, в частности Театр хоровой музыки Л. Лицовой (Саратов) или «Студия новой музыки» — ансамбль Московской консерватории, которым руководит И. Дро-нов. По-прежнему большую просветительскую работу ведет Московский молодежный музыкальный клуб, параллельно с которым начал функционировать Клуб Сергея Беринского, ныне носящий имя этого безвременно ушедшего композитора. Череду утрат замкнули уходы А. Шнитке, Н. Каретникова, М. Вайнберга, Б. Чайковского, Э. Денисова, Г. Свиридова. Среди крупных исполнителей не стало В. Фейгина, Д. Шафрана, Л. Власенко. В их среде были выдающиеся педагоги, как, например, Л. Власенко и Э. Денисов. Последний буквально выпестовал созданный им при «АСМ-2» Ансамбль современной музыки. Его премьерное выступление состоялось в апреле 1990 года (дирижер В. Понькин), а программа включала музыку композиторов — членов «АСМ-2», и это по существу было ее первое крупномасштабное публичное представление. В произведениях В. Лобанова и Е. Фирсовой, Д. Смирнова и А. Кнайфеля, Н. Корндорфа и Ф. Караева наглядно проступали главные эстетические принципы, зафиксированные в Декларации «АСМ-2»: целостное восприятие культуры, в том числе культуры XX века, а также наличие в виде ведущего художественного критерия нестандартности композиторского мышления, творческий поиск, эксперимент.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *