Фольклор и современное музыкальное творчество

80-е годы стали периодом очевидных и все усиливающихся контактов академической музыки (классической, доклассической, духовной) и массового музыкального быта (джаз, рок, прикладные жанры). Пленум Союза композиторов и серия концертов (1982) были проведены под эгидой «Фольклор и современное музыкальное творчество».Итоги очередной творческой пятилетки обсуждались на V съезде Союза композиторов России (1984). «Мы часто спрашиваем себя — что переживает сегодняшняя музыка, куда она идет и каково наше место в этом движении? Каждый, разумеется, отвечает на эти вопросы по-своему. Но, полагаю, здравомыслящим музыкантам сегодня уже ясно: ушли в прошлое азартные споры о допустимости новых средств, накопленных действительно талантливыми мастерами музыки XX века. Теперь настало время художественно освоить этот поистине необъятный арсенал. Быть новым не трудно, трудно быть вечным. Чтобы утвердить эту старую истину, мы потратили немало десятилетий. Смею надеяться, потратили небесполезно» (Р. Щедрин).
Открывались новые организации и отделения Союза композиторов, например, в Якутской и Мордовской автономных республиках, в Челябинской области, Красноярском крае, в Карелии. По-прежнему ведущие периферийные города России выступают интересными субъектами возрожденческих процессов ее культуры. Таковы, например, феномен музыкального Магнитогорска, очень высокий уровень музыкальной жизни Петрозаводска, лидерство по освоению современного репертуара, которое приобрели и сохраняют музыкальные театры Екатеринбурга и Нижнего Новгорода, Перми и Самары, подчас оставлявшие позади ре-пертуарно законсервированные Большой или Мариинский театры. Вместе с тем основные институты музыкально-общественной жизни — театры оперы и балета, музыкальной комедии, а также филармонии, исполнительские коллективы, радио и телевидение переживают в последние десятилетия завершившегося столетия очевидный кризис, обусловленный экономическими трудностями.
Начиная со второй половины 80-х годов снова возросла эмиграция музыкантов. «Профессионально-исполнительский мир 70—80-х годов куда более пронизан советскими импульсами (независимо от эмиграции), чем это было с мировым исполнительством 20-х годов, воспринимавшим русское искусство как экзотику. За полвека наше фортепианное исполнительство стало прочнейшим организмом со своей системой воспроизведения (проще — с великолепной педагогикой), со своими очевидными стилевыми признаками и со своими способами укоренения в исторической традиции. Современное состояние отечественного пианизма как субъекта художественной истории XX века естественнее всего представить как русский (будем честны: русско-советский) феномен мировой исполнительской жизни» (Л. Гаккель).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *