К большому гуманистическому искусству

Конечно, он не был одинок среди западноевропейских композиторов: многие из них также стремились к большому гуманистическому искусству, пробивались к нему через пучины модернизма. Рядом с ним в Венгрии работал Золтан Кодаи, в Чехословакии — Леош Яначек, во Франции — Артур Онеггер и другие композиторы; каждый да которых по-своему воплощал в музыке большую правду жизни, развивая традиции своих национальных культур.Можно найти много общего в творческих стремлениях Бартока и Яначка. Замечательный чешский композитор также внимательно изучал родной фольклор, также по-новому и с большой экспрессией развивал его элементы. Слушая Симфониетту Яначка или его оперу «Катя Кабанова», вспоминаешь о Бартоке, хотя дух и характер музыки здесь совсем иной.
Очень много интересного дает сопоставление Бартока и Прокофьева. На это правильно указывает И. Нестьев, говоривший, что оба композитора сохранили в сложных условиях ясность логики музыкального мышления, тесно связанного с народно-творческой основой. Оба композитора выступили смелыми новаторами, решительно раздвинувшими рамки национального стиля и всего мирового музыкального искусства.
Проводя эту и другие подобные аналогии, следует помнить, что речь идет не только о влияниях, но и об известной близости творческих устремлений, объединяющих представителей прогрессивного искусства современности при всем различии их индивидуального облика. Они были истинными творцами новых звуковых миров, их творчество было вдохновлено большими мыслями и чувствами. Каждый из них по-своему решал сходные проблемы. Сравнительный анализ творчества крупнейших современных композиторов помогает уяснить эти важные вопросы.
Влияние Бартока, конечно, объяснялось прежде всего обаянием его дарования, увлечением его произведениями, так обогатившими новую венгерскую музыку и вошедшими в сокровищницу мировой культуры. Композитор такого масштаба, смелый новатор и искатель, естественно должен был стать притягательным для молодежи. И если говорить о главном — то есть не о подражании тем или иным приемам письма, а о развитии наиболее ценных и жизнеспособных элементов бартоковского творчества, то он указал путь к подлинно современному преломлению народно-музыкальной традиции. В этом он стоит рядом с Кодаи, также явившимся учителем молодого поколения. Однако в силу различия индивидуальностей и артистических темпераментов они влияли на современников по-разному.
В сложных условиях развития современной венгерской музыки традиции Бартока и Кодаи приобретают особый смысл, ибо они заложили прочную основу для развития нового искусства своей страны, решительно утвердили его своеобразие и тем самым выступили против обезличенного космополитизма. Оба эти композитора показали (неисчерпаемость возможностей нового искусства, неразрывно связанного с народными традициями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *