Связь с запросами жизни

Барток не мог оставаться равнодушным ни к угнетенному положению венгерского народа в габсбургской империи, ни к антинародной политике хортистского правительства, ни к распространению коричневой чумы в предвоенные годы. Он видел опасность, угрожавшую людям всех стран, которые, по его глубокому убеждению, должны жить в мире и дружбе. Все это стало источником постоянно нарастающей душевной боли и тревоги.В течение всей своей жизни он чутко откликался на все важные события общественной жизни, выступал выразителем тех демократических воззрений, которые усвоил с юных лет. Невозможно представить себе Бартока, ушедшего в башню из слоновой кости, забывшего о том, что волнует его современников. Его музыка проникнута духом времени, в ней звучат отголоски жизни, восприняв тые глубоко индивидуально, как и подобает настоящему большому художнику. Таким было и искусство Бартока.
Оно несло в себе важнейшую традицию классиков — связь с запросами жизни, общественную направленность. И это резко противостояло взглядам тех, кто видел главную цель искусства в самодовлеющей погоне за новизной. Барток никогда не становился на позиции «искусства для искусства», в особенности в том понимании слова, которое было распространено среди многих его современников. Острота восприятия живни, мучительность глубоких раздумий над судьбами своей родины и всей Европы, страстная ненависть к фашизму — все, что составляло важную часть духовного облика Бартока, определило характер его мышления и всей творческой работы. Он нес в своей душе неустанное беспокойство, и оно звучит в полных драматизма, а нередко и трагических, страницах его произведений, запечатлевших не только личные переживания композитора, но и грозовую атмосферу эпохи.
Без этого невозможно понять истинную сущность искусства Бартока, равно как и его место в кругу современных композиторов. Он принадлежал к числу тех, кто стремился ответить на большие запросы, насытить свое искусство большими мыслями и чувствами, требовавшими новых форм выражения.
Таким композитором большого общественного темперамента, выразителем демократических идей, обращенным пытливым взором к народному творчеству и предстает перед нами Барток. Его демократизм находит выражение не только в многочисленных высказываниях, с которыми мы уже познакомились, но и в его музыке: он и в чудесных сценах народной жизни и быта, и в трагических эпизодах, проникнутых болью за человека, и в чистом чувстве восхищения перед природой, когорое композитор сохранил до конца своих дней (начало третьего фортепианного концерта), словом — во всем строе его искусства.
Нужно ли говорить о том, что все это свидетельствует об огромной ценности музыки Бартока — одного из самых выдающихся явлений современного искусства. Через все противоречия его творческого развития, через рационализм и конструктивность отдельных произведений проглядывает лицо большого человека и художника, искренне и страстно поведавшего в своей музыке о тревогах поколения. В какой-то мере к нему приложимы знаменитые слова Гейне о мировой трещине, проходящей через сердце поэта. Барток принадлежал к числу тех, кому выпала эта трудная и славная доля, кто сумел рассказать волнующую повесть о своем времени.
Он был как бы чутким сейсмографом, откликавшимся на гул исторических потрясений Он был также и чутким сердцем, полным сострадания и участия, и гневным обличителем зла и насилия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *