Adagio religioso

Общая концепция медленной части (Adagio religioso) несколько напоминает об аналогичном разделе второго фортепианного концерта: и в ней подчеркнут драматический контраст эпизодов трехчастной формы. Вначале звучит диалог струнных и фортепиано (Барток пользуется здесь редко встречающимся у него приемом хорального аккордового изложения), создающий образ спокойного и возвышенного размышления.Затем в него врываются краткие, тревожные интонации деревянных инструментов и фортепиано, сопровождаемые трелями скрипок divisi, охватывающими все ступени квинты ля — ми. Дальше ту же функцию выполняют фортепиано: пятипальцевые пассажи, уснащенные перечениями, создают впечатление сухого и зловещего шороха. С чувством облегчения воспринимается после этого возвращение начального настроения. Едва ли можно сомневаться в психологическом смысле образа, встающего перед слушателями в среднем эпизоде Adagio religioso: композитору было трудно, а быть может и невозможно, оторваться от того, что все теснее и неотвратимее окружало его в последние месяцы жизни. Реальность становилась все более безотрадной и жестокой. Но Барток и на этот раз нашел в себе силы преодолеть чувство щемящей тоски и завершил концерт блистательным финалом.
Финал идет в движении Allegro vivace, разворачивается в быстрой смене эпизодов, среди которых есть мастерски написанное фугато, начинающееся в партии фортепиано и подхватываемое оркестром. Общий характер финала — бравурный, в нем широко представлены различные формы аккордовой и октавной техники (в том числе — блестящие хроматические martellato, напоминающие о пианистическом стиле Листа). На первый план выступает импульсивность ритма, виртуозный размах и темпераментность. Дух бодрости царит в этой части концерта, полной отзвуков народной песенности. Трудно поверить, что ее автору не хватило физических сил для завершения партитуры. В ней в последний раз проявилась любовь к жизни, не покидавшая композитора до самого конца его дней.
Третий фортепианный концерт — одно из светлых произведений Бартока, лишь слегка подернутое меланхолической дымкой и отуманенное мрачными наплывами середины второй части Ясность его музыкального языка явилась конечным итогом длительной и сложной творческой эволюции Бартока. В третьем концерте вновь слышатся отголоски вербункоша, сочетающиеся с интонациями крестьянской песни в рамках единого композиторского стиля.
Бартоку не удалось услышать свое произведение в концертном зале. Не сбылась и его мечта о том, чтобы оно было впервые сыграно его женой Диттой Пастори: тяжелое нервное потрясение, вызванное смертью композитора, на многие годы лишило ее возможности выступать на эстраде. Однако жизнь показала художественную ценность концерта, занявшего видное место в репертуаре многих современных пианистов, вошедшего в педагогическую практику.
6 сентября 1946 года Барток писал В. Примрозу: «Я очень рад сообщить вам, что ваш альтовый концерт уже готов, и мне остается лишь сделать партитуру, что является не больше чем механической работой. Если ничего не произойдет, я надеюсь закончить все через пять или шесть недель и, следовательно, смогу послать вам партитуру во второй половине октября, а несколько недель спустя — экземпляр (или сколько понадобиться) клавира».

mens club

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *