Книга Бартока

Барток основывает свои выводы на богатейшем материале, изданном и неизданном (в том числе и на своих записях сербских песен, сделанных в районах Торонтал и Темеш). В центре его внимания находятся общая характеристика структуры и формы народных песен, ее звукорядов, ритма, связей мелодии и слов. Обо всем сказано очень точно и обоснованно, как это свойственно и другим научно-фольклорным работам Бартока.Он вложил огромный труд в эту книгу, далеко вышел за пределы поставленной перед ним задачи, подготовив монументальное исследование о народной музыке Югославии. Конечно, он смог охватить своим вниманием лишь небольшую часть ее необыкновенно богатого и разнообразного фольклора. Но сделанная им работа очень значительна и достойно венчает его долголетний труд фольклориста. Она вошла в круг основных трудов, посвященных народно-музыкальному творчеству стран юго-восточной Европы.
Книга Бартока, вышедшая в свет лишь в 1951 году, явилась ценнейшим вкладом в мировую сокровищницу музыкальной фольклористики. Однако его деятельность в Колумбийском университете не ограничивалась исследованием фонда записей южнославянских песен: Барток продолжил работу и над собственными материалами. Так, было подготовлено монументальное собрание румынских народных песен (2546 мелодий и, дополнительно, 1752 — текста) и сборник «Турецкая народная музыка из Малой Азии» (89 мелодий). Эти работы, к сожалению, остаются доступными лишь немногим имеющим возможность работать в рукописных фондах Колумбийского университета.
Нет никаких сомнений, что знакомство с этими трудами будет очень важным как для расширения наших знаний о румынской и турецкой музыке, так равно и для полноты характеристики Бартока-фольклориста. Этот облик все время уточняется новыми чертами: так. в 1963 году в Братиславе вышел монументальный труд, характеризующий Бартока как собирателя и исследователя словацких народных песен.
Работа над фольклором стала для Бартока источником утешения и нравственной поддержки в трудное время жизни. Однако она продолжалась не долго: в октябре 1942 года закончился срок -контракта с Колумбийским университетом. Возможности концертной и лекторской работы оказались до крайности ограниченными. В одном из писем композитор рассказывает о перспективах своего концертного сезона: «Один оркестровый контракт, три выступления для двух фортепиано, четыре маленьких контракта (фортепиано соло или лекции)…» Восемь концертов в течение года, причем три из них — выступления с сонатой для двух фортепиано, этого при рсех условиях не было достаточно для самого скромного обеспечения! К тому же — потеря издателей и, что было печальнее всего, забвение его музыки вырывают у композитора горькие слова: «…мой композиторский путь окончен; усиливается подобие бойкота моей музыки оркестрами, не играют ни старых, ни новых моих произведений…»

Предлагаем склады снять в аренду от собственника www.cmpfm.ru здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *