Поездка в Нью-Йорк

После смерти матери Барток снова начинает думать об отъезде из Венгрии, где обстановка становилась все более угрожающей. Мы уже знаем о непримиримом отношении Бартока к фашизму и об опасениях, что Венгрия полностью подпадет под его пагубное влияние. Теперь худшие опасения начинали сбываться, и надо было серьезно думать о будущем. В этих условиях Барток предпринял краткую поездку в США, чтобы выступить с концертами и подготовить почву для возможного переезда в эту страну.В апреле Барток прибыл в Нью-Йорк, где сыграл в одном из концертов рапсодию для фортепиано с оркестром, и вместе со своим другом Сигети — вторую скрипичную сонату.
Критические отзывы прессы были не особенно благоприятными, но это не отвлекло композитора от главной цели поездки — обсудить с американскими друзьями перспективы возможной работы в США, где уже обосновалось много выдающихся европейских музыкантов, писателей и ученых, искавших за океаном спасения от фашизма.
В этих условиях проблема устройства становилась сложной, в особенности после не слишком теплого приема последнего концерта, отчасти, быть может, обусловленного не совсем удачным выбором репертуара: юношеская рапсодия, написанная в начале века, едва ли могла привлечь внимание американской публики 40-х годов. Во всяком случае, Барток должен был искать другие возможности жизненного устройства на американской земле.
Бартоку предложили стать профессором композиции в музыкальном институте Кертиса, но он отказался, не чувствуя себя в силах вновь начать не очень любимую им педагогическую работу, где нужно уделять много времени обучению посредственностей и так редко приходится встречаться с настоящими талантами. Гораздо больше заинтересовало его предложение Колумбийского университета заняться исследованием музыкального фольклора. Ему предлагали временную работу, оплата была невелика, но он снова смог заняться любимым делом и получить на первых порах материальную базу. Договорившись о начале работы в осеннем семестре, Барток возвратился в Будапешт, где занялся приготовлениями к переезду.
Это было очень нелегким делом. Не говоря уже о тяжелых переживаниях, вызванных разлукой с Венгрией, ее народом, друзьями, всей привычной и любимой обстановкой будапештской жизни, он должен был немедленно решить множество сложных практических вопросов. Надо было позаботиться и о судьбе драгоценных фонографических валиков с записями народных песен, и о собственных рукописях, и о получении многочисленных транзитных виз и т. д..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поиск по сайту