Первое исполнение «Дивертисмента»

Слушая великолепную музыку «Дивертисмента», изучая его партитуру, мы ощущаем ее народно-творческие истоки. Они всегда питали фантазию Бартока, их влияние чувствовалось и в наиболее сложных произведениях 30-х годов. Однако в «Дивертисменте» фольклорные элементы выступают с еще большей ясностью, причем — в характерном жанровом облачении (особенно — в финале). В музыке «Дивертисмента» проявились новые стилистические тенденции, развитые несколькими годами позже в «Концерте для оркестра» и в третьем фортепианном концерте. Своеобразие этих произведений — в широте и ясности синтеза предшествующих творческих исканий.Первое исполнение «Дивертисмента» состоялось в Базеле, 11 июня 1940 года, под управлением Пауля Захера. К этому времени в портфеле композитора было уже готово новое произведение: шестой струнный квартет, начатый в августе 1939 года в Заанене, где сочинялся и «Дивертисмент», и законченный в Будапеште в ноябре того же года.
Шестой квартет имеет много общего с другими произведениями конца 30-х годов, так же как и в них, в нем заметно усилились черты эмоциональной непосредственности, стремление к точности отбора средств. Он завершает цикл бартоковских квартетов, связан с ним многими нитями и в то же время не похож ни на один из них. Это вполне понятно — ведь каждый раз Барток стремился к новым решениям конструктивных и музыкально-драматургических проблем. В шестом квартете особое значение приобретают принципы монотематизма и вариационного развития.
Через все части квартета проходит одна лирическая тема, хотя подчас кажется, что она отстраняется в сторону неожиданными поворотами музыкальных мыслей. Тема интересна и сама по себе, и как одно из проявлений новых тенденций творчества Бартока.
Квартет начинается спокойной и печальной мелодией (Mesto), которую поет альт соло. Она построена на хроматических интонациях, очень певучих, согретых теплом глубокого чувства.
Начальное motto «задает тон» всему произведению, в котором лирически-субъективное начало выражено, пожалуй, гораздо ярче, чем в других квартетах Бартока (за исключением Adagio первого квартета, где музыка все же более рационалистична). Но сила конструктивного замысла предохраняет и здесь от расплывчатости эмоциональных высказываний.
Первая часть написана в сонатной форме. Главная тема изложена широко, ее элементы становятся предметом мотивной разработки, объединенной единством ритма и движения à la тарантелла. Побочная партия вносит успокоение и перемену ритма (появляется синкопиро-ванность). Мастерство композитора отточено до предела, облик партитуры глубоко индивидуален — четкость ее рисунка расцвечена колоритными деталями. Разработка, основанная на конструктивно-полифонических приемах и на любимом Бартоком остинато, еще больше подчеркивает энергичный, активный характер первой части. Реприза, сжатая и несколько измененная по сравнению с экспозицией, приводит к истаивающим звучаниям коды.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *