«Микрокосмос» Бартока

В коде происходит как бы «растворение» тематического материала, постепенно сокращающегося, идущего на динамическом затухании вплоть до последних аккордов, выдержанных на педали и сопровождаемых чуть слышным ритмическим постукиванием барабана. Некоторые музыковеды видят здесь картину утренней зари, появления лучей солнца, предвещающих наступление нового дня. Может быть, музыка Бартока и навевает такую ассоциацию. Но почему до самого конца не затихает стук барабана, почему от этих чуть слышных звуков мысль снова возвращается к тревожным настроениям первой и второй частей?Нам кажется, что ответ может быть только один: Барток уходил в дорогой его сердцу мир образов народной танцевальной музыки, искал в ней забвение от угнетавших его мыслей, но он не мог до конца позабыть о них, и они вставали перед ним снова и снова — и в жизни, и в музыке.
Соната для двух фортепиано и ударных принадлежит к числу произведений сложных, нелегких для восприятия. Она звучит остро, подчас жестко. Выразительное начало сочетается в ней с чисто рациональным, как это бывает нередко у Бартока. Волнующая, пробуждающая много мыслей музыка сонаты осталась памятником своей тревожной эпохи.
Вместе с пятым струнным квартетом это самое сложное по языку произведение Бартока периода 30-х годов. Однако и здесь заметны связи с народными интонациями и ритмами. С нашей точки зрения, эволюция бартоковского стиля в эти годы (то есть в период полного расцвета дарования замечательного композитора) свидетельствует о продолжавшемся процессе творческого освоения фольклора, причем в каждом случае пути и методы были различными. Барток никогда не занимался чистым формотворчеством. Его всегда вдохновляла большая идея.
Соната для двух фортепиано и ударных пользовалась особым расположением композитора, часто исполнялась им в Европе и в Америке. Она сопровождала его в последние годы жизни. Больной и измученный, он сыграл эту сонату на памятном концерте в Нью-Йорке.
В 1937 году Барток закончил работу над большим циклом фортепианных пьес, вышедшим в свет в шести тетрадях под общим названием «Микрокосмос». Всего в них 149 пьес для фортепиано, расположенных в порядке возрастающей технической трудности, 4 — для голоса с фортепиано и 33 технических упражнения. Пьесы сочинялись на протяжении многих лет, начиная с 1926 года, когда были написаны первые 10 номеров. Затем работа возобновилась в 1932 году,— появилось 40 новых пьес, в 1933 —еще 40, а после, ежегодно, по двадцати или около того. Первые две тетради служили композитору пособием при обучении младшего сына Петера фортепианной игре.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *