Отзвуки Allegro

И в философскую лирику второй части врываются отзвуки Allegro, его тревожные ритмы, воплотившиеся в новой теме. Она построена на интонации малой терции, вносит элемент драматизма, зловещих предчувствий или воспоминаний, нарастающих до кульминации (Più mosso, рокочущие пассажи первого фортепиано и краткие, нервные реплики второго). Реприза возвращает к начальному настроению Allegro, хотя фактура полностью изменена: тема проходит в партии второго фортепиано, сопровождаемая «черно-белыми» пассажами первого (правая рука играет до-мажорную гамму, одновременно с пентатонической последовательностью черных клавиш в левой). Дальше это варьируется в сложных глиссандо восходящих терций (белые клавиши) и нисходящих кварт (черные). Колорит явно импрессионистский, что не так часто встречается в произведениях Бартока второй половины 30-х годов.В заключение снова проходит тревожная терцовая тема, ритмически подхваченная барабаном и ксилофоном. Тень темных предчувствий и душевного беспокойства, которые преследуют повсюду композитора, не могут оставить его в покое…
Финал сонаты начинается гротескной темой, несколько напоминающей сатирический росчерк некоторых мелодий Шостаковича. Она появляется впервые у ксилофона на фоне звонкого тремоло до-мажорного трезвучия фортепиано. Мелодия построена на звуках натурального звукоряда. Она причудлива и по-своему изящна.
Танцевальность господствует в этом финале, более простом по языку и образному содержанию, чем другие части сонаты. Но и здесь фактура разнообразна, интересна и дает исполнителям богатые возможности. В гармоническом языке ясны тональные связи. Впрочем, Барток и не предполагал порывать с ними и, как мы это увидим в дальнейшем, создал свою собственную, по-своему очень логичную и стройную гармоническую систему.
В финале есть интересные примеры сочетаний фортепиано с ударными инструментами, часто выходящими на первый план со своими полиритмическими сочетаниями, оттененными ровными пассажами двух фортепиано, почти шумовыми по своему характеру. И в то же время — как тонко разработаны эти пассажи, какие своеобразные эффекты возникают в стремительном, сходящемся и расходящемся, движении.
Барток пользуется различными формами канонической имитации, техникой движения параллельными трезвучиями, аккордовых и октавных пассажей. В блестящем фейерверке звучаний легко улавливаются очертания танцевальных тем, почти всегда носящих жанровый характер. Подобная концепция финала встречается и в других циклических произведениях Бартока. Можно вспомнить сонаты для скрипки с фортепиано, где в финалах также больше жанровости, чем в первых частях Разумеется, Барток пользовался этим противопоставлением по-разному. В сонате для двух фортепиано финал не завершает полностью развитие музыкально-драматических коллизий двух первых частей. Композитор подводит итог в коде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *