Материал экспозиции

Разработка, целиком построенная на материале экспозиции, идет на едином широком дыхании, увлекает удивительной прямолинейностью развития, не нарушаемого даже кратким Meno mosso tranquillo, где проведение интонаций лирической второй темы динамизировано введением беспокойного мотива, появляющегося впервые в изложении первой темы. Это краткий миг; дальше возобновляется безостановочное движение, сдерживаемое композиторским интеллектом, подчиняющим себе его стихийную мощь, сливающее воедино все тематические элементы.С этой точки зрения интересно преобразование вступительной темы, интонации которой стали основой бурного, клокочущего движения в партии второго фортепиано, на фоне которого явственно выступают очертания главной темы (в партии первого фортепиано), приобретающие все большую напряженность, подчеркнутую в конце триолями литавр.
Мощно звучит в репризе трансформированная главная тема. Барток находит возможность создать новое нарастание в широко развернутом заключительном эпизоде. Появляется фуга, развертывающаяся в быстром темпе, построенная на размашистой, точно подпрыгивающей теме, сочетающейся со столь активным противосложением. Динамика фортепианного звучания усилена тщательно разработанными партиями ударных инструментов, ведущих самостоятельные ритмические линии. В самом конце возвращаются энергичные интонации главной темы.
После колоссального драматического напряжения первой части требовалась разрядка, и композитор дает ее в следующем далее Lento, ma non troppo, также необычайном по музыкальным образам и языку.
Lento начинается четырехтактовым соло ударных инструментов, продолжающих играть и дальше, когда к ним присоединяется первое, а затем и второе фортепиано, интонирующее спокойную, плавную, оригинальную по ладовому построению тему. Это одна из тех мелодий Бартока, в которых чувствуется особая самоуглубленность, где выразительна каждая деталь. Как и в других подобных примерах, обращает на себя внимание конструктивность интонационных построений, сдержанность выражения эмоций.
Есть в этой мелодии какая-то умозрительность, далеко уводящая от драматических настроений первой части. Изложение строго, без всяких украшений: мелодические линии двух фортепиано звучат на фоне ударных, ведущих свою, последовательно развивающуюся линию. Интересно проследить такт за тактом партии ударных — тарелок и двух барабанов, изменение их тембровых красок и ритмического рисунка, связанного с развитием мелодий фортепиано. Все это показывает полное соответствие характера тембровых комплексов с общей направленностью музыкально-драматургического и психологического развития. Это, впрочем, характерно для всей сонаты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *