Понять новизну приема

Функции ударных здесь разнообразны: они подчеркивают ритмические опоры или приобретают самостоятельное драматургическое значение. Ударные сливаются с двумя фортепиано в сложном комплексе звучаний, воплощающем сложный композиторский замысел. Нельзя не согласиться со словами С. Морё: «Надо услышать удар большого барабана, продолжающего низкую ноту фортепиано, фортепианную трель, звучащую затем как эхо у ксилофона, чтобы понять исключительную новизну приема, не случайного как в других произведениях, но продолженного в духе логики и изобретения, которые показывают масштаб удивительного слухового воображения нашего мастера».Первая часть, написанная в свободно трактованной сонатной форме, наибольшая по размерам и самая сложная по содержанию, изобилует, по признанию самого композитора, «громадными трудностями». В ней дана в наиболее яркой форме остродраматическая сущность произведения.
Соната начинается таинственно заглушенным тремоло литавр и такой же таинственной фразой фортепиано, напоминающей о теме до-диез-минорной фуги из первого тома баховского «Хорошо темперированного клавесина». Спокойно и неторопливо поднимается она из одной октавы в другую, и вдруг в нее вторгаются удар цимбал, тревожная трель первого фортепиано, остродиссонантный пассаж параллельными секундами у второго. Тишина внезапно нарушается /чем-то страшным, чуждым, ворвавшимся извне. Не является ли это музыкальным символом душевного состояния композитора, с такой тревогой вглядывавшегося в темное будущее Европы?
Вот вступительная тема сонаты, развивающаяся в непрерывном нарастании динамики и движения, вводящая в главную тему сонатного allegro.
Главная тема ритмически подготавливается уже в двенадцати предшествующих ей тактах вступления. И все же ее появление захватывает новизной и смелостью эффекта. В теме есть нечто напоминающее «Варварское аллегро»: та же устремленность, та же неукротимость ритмической энергии и сила воздействия простейших интонационных формул. Обращает на себя внимание метроритмическая и ладовая структура мелодии, эффект, создаваемый разделением на четыре коротких мотива, прерываемых ударами литавр. Все сливается в одном волевом устремлении, сразу вносящем устойчивость в зыбкость колышущихся звучаний вступления.
Впрочем, буквально через несколько тактов в мелодию внедряются новые тревожные интонации, возвращающие к основному настроению первой части. Его не может нарушить и лирически спокойная вторая тема. Плавно движущаяся тема изложена параллельными секстаккордами, идущими на фоне чуждого им басового звука ре (что снова вносит элемент политональности).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *