Путь, ведущий к Раю

Четыре части «Музыки для струнных инструментов, ударных и челесты» обозначены лишь сменой темпа. Композитор не стремится искать для них более конкретных названий, отказываясь от какой-либо программности. И все же его музыка полна ярчайшей образности, не нуждающейся в словесной расшифровке. Произведение Бартока говорит о многом, о композиторе и его времени.Не лишне вспомнить в связи с этим слова Б. Сабольчи: «Это произведение, заключающее в себе внушительную гамму музыкальных элементов, идущих от начальной фуги к гимническому дифирамбу, от дикого танца к монологическому ноктюрну, символизирует Ад эпохи своего возникновения и путь, ведущий к Раю. И с тех пор эта гимническая возвышенность никогда не исчезнет из творчества Бартока».
Действительно, «Музыка для струнных инструментов, ударных и челесты» запечатлела напряженность переживаний композитора, с тревогой следившего за драматическими событиями второй половины 30-х годов. Во всех волнениях, разочарованиях и опасениях композитора не покидала вера в будущее братство народов, в силу и богатство народного искусства, он по-прежнему находил в нем источник радости и вдохновения.
«Музыка для струнных инструментов, ударных и челесты» вызвала восторг публики и много подражаний у композиторов. К сожалению, они по большей части воспринимали опыт Бартока лишь формально, интересуясь преимущественно техническими проблемами оркестровки для камерного состава. На самом же деле здесь мы видим иное: смелое и вдохновенное, воплощение большой идеи. В ее раскрытии и были обретены все действительно новаторские приемы. Разнообразнейшие фольклорные элементы переплавлены в горниле композиторской лаборатории, обогащены индивидуальными чертами, и все это сочетается в партитуре Бартока в единстве стиля и совершенстве мастерства.
Исполнение «Музыки для струнных инструментов, ударных и челесты» открыло для Бартока год, полный интересных событий, путешествий, концертных поездок и т. д.
Восток продолжал привлекать Бартока и после поездки в Турцию. В 1937 году он направился в Египет, где снова встретился с высокочтимым им Хиндемитом. В Египте Барток мог еще раз четверть века спустя услышать в живом исполнении мелодии арабских песен и танцев. Он осматривал памятники древнего Египта, свидетельством чего осталась фотография, запечатлевшая его вместе с Хиндемитом на фоне знаменитой ступенчатой пирамиды.
В 1937 году Барток совершил и несколько концертных поездок. Он играл в Париже вместе со скрипачом Золтаном Секей, выступал с лекцией в Амстердаме, участвовал в радиопередачах из Брюсселя и т. д. Барток был особенно доволен концертом брюссельского радио, в программу которого вошли «Деревенские сцены», вторая рапсодия для скрипки с оркестром и музыка «Зачарованного мандарина». А в мае он получил огромное удовольствие от знакомства с маленькими исполнителями его детских хоров, о чем мы уже писали выше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *