Сосредоточенность размышлений

Так, например, пассажи челесты, вносящие свежую краску в палитру звучаний, при ближайшем рассмотрении оказываются составленными из интонаций темы.
При всей подчеркнутой конструктивности построения, фуга звучит выразительно, несет в себе большое, хотя и несколько сдержанное в своем высказывании, чувство. Серьезная, глубокая по содержанию музыка первой части показывает, что Барток все увереннее и смелее шел по пути большого гуманистического искусства.Вторая часть — Allegro — представляет полную противоположность первой. Сосредоточенность размышлений сменяется разбегом четких ритмованных, почти танцевальных тем, приобретающих подчас гротескные очертания. Вместо тембрового единства фактуры — блестящий фейерверк различных звучаний, раскрывающих все богатство средств, предоставленных композитору избранным им оркестровым составом. Наряду со струнными во второй части широко и разнообразно использованы ударные, фортепиано и арфа, выступающие в самых неожиданных комбинациях. Также они изобилуют и в разработке, с ее сложными полиритмическими формулами, сдвигами метра и т. д. Все это сложно и трудно для дирижера и исполнителей, а слушатели воспринимают течение музыкальных мыслей как нечто ясное и единственно возможное —такова сила композиторской логики. Партитура второй части поражает слух яркостью и разнообразием красок, особенно впечатляющими после монохромности оркестровой палитры фуги.
Allegro — самая большая часть произведения — написана в сонатной форме, трактованной довольно свободно. В музыку Allegro вплывает воспоминание о теме фуги, предстающей в трансформированном виде и фрагмент главной темы четвертой части, что подчеркивает цельность общей конструкции.
Главная тема Allegro основана на часто встречающемся у Бартока приеме вариантности интервалов при восходящем и нисходящем движении. Она воспринимается как типичный пример его мелодий 30-х годов, напоминая многие из них, в том числе — очень близкую к ней тему одного из номеров «Микрокосмоса» (№130). В то же время, как это установил Б. Сабольчи, тема имеет прообраз в народной музыке. Он приводит сопоставление главной темы с мелодией старинной венгерской песни, записанной Л. Лайта.
Легко заметить, что Барток сохранил общий контур мелодического движения, структуру периода и, что особенно важно, характерную нисходящую секунду, завершающую отдельные (фразы (в самом конце она замаскирована квартовым ходом). Однако он изменил лад, внес хроматизмы, что придало мелодии совершенно иной облик. Мы не знаем, явилось ли это результатом обдуманной переработки темы либо следованием типическим формам интонационного развития, которые стали нормами языка самого композитора. Во всяком случае ясно, что, сохраняя прочные связи с песенными традициями, Барток свободно развивал их в новых произведениях. От частого в прошлом цитирования подлинных мелодий он перешел к созданию собственных тем в характерном для него понимании национального стиля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *