Первое исполнение пятого квартета

Нельзя не упомянуть еще об одном любопытном эпизоде финала. Непосредственно перед кодой у второй скрипки появляется простенькая и наивная мелодия, сопровождаемая типичными «альбертиевыми басами» альта, в партии которого мы читаем ремарку mecánico. Это так непохоже на все предшествующее, что невольно возникает вопрос о смысле подобного стилистического противоречия. Биограф композитора Л. Леснаи видит в этом проявление иронии над слушателями, для которых музыка пятого квартета покажется слишком сложной.Она действительно сложна. Но ее сложность не надуманна, произведение написано языком, сложившимся в процессе исканий большого мастера и служащим ему для воплощения глубокого творческого замысла. Музыка пятого квартета заслуживает того, чтобы вслушаться в нее внимательно, понять связь и взаимодействие всех элементов. И еще одно — партитура пятого квартета отмечена печатью великолепного мастерства, проявляющегося в развитии всех тематических элементов, в умении сочетать конструктивное и колористическое, строить форму каждой части и всего произведения свободно, смело и в то же время — строго логично. К этому следует добавить, что в квартете отчетливо проявилась тенденция прояснения стиля и языка, характерная для большинства произведений 30-х и 40-х годов. Оглядываясь назад, подводя итог многолетним творческим экспериментам, композитор тщательно отбирает средства и использует их без излишнего расточительства. Его стиль становится все более строгим.
Первое исполнение пятого квартета состоялось 8 апреля 1935 года в Вашингтоне. Играли артисты квартета Колиша, отлично передавшие характер нового произведения. В это время Барток уже был увлечен работой над хоровыми произведениями и расшифровкой фольклорных записей. Он уже закончил рукопись «Мелодий румынских колядок» и искал возможности для издания своего труда. Для того чтобы оправдать хотя бы часть расходов, композитор вынужден был искать подписчиков, обращаться в университетские библиотеки и т. д. Это требовало немалых усилий, но Барток был неутомим, находил время и для концертных выступлений. Он был в числе участников концерта, данного в Будапеште учениками Иштвана Томана в пользу своего больного профессора.
В конце 1934 года появилось сообщение о том, что Бартоку присуждена премия Грегуса, выдававшаяся каждые пять лет за выдающиеся произведения венгерского искусства Премии была удостоена… Первая сюита для оркестра, написанная, как известно, в 1905 году! В таком запоздалом признании было нечто странное, похожее на косвенное отрицание значительности более поздних произведений. Именно так и воспринял это композитор, опубликовавший на страницах газет письмо с отказом от премии. Он имел для этого основания: в числе произведений, выдвинутых на соискание премии Грегуса, находился второй концерт для фортепиано с оркестром Бартока. Однако председатель жюри заменил его первой сюитой, не соответствовавшей конкурсным условиям по времени написания и первого исполнения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *