Alla bulgarese

Во второй части композитор ведет слушателя в мир зыбких звучаний, неясных настроений, кратких мелодических фраз, приобретающих характер каких-то неопределенных символов. Так, трели, движущиеся от крайних регистров к середине (первая скрипка, виолончель, затем вторая скрипка и альт), сменяются осторожными мелодическими шагами, за которыми слышится голос виолончели, поющей плавно нисходящую мелодию.А затем на фоне спокойного хорала (вторая скрипка, альт и виолончель) первая скрипка интонирует краткие фразы, построенные на звуках, чуждых основной гармонии (ре-бемоль — ми-бемоль — фа — фа-диез, наложенные на полное, широко расположенное трезвучие до мажора; ми — фа-диез— соль — ля—на трезвучие соль минора и т. д.). В среднем эпизоде, являющемся примером редкого лаконизма в отборе средств, появляются настроения беспокойства, тревоги, носящей, однако, сдержанный характер, подчеркнутый и в репризе. Вторая часть заканчивается также неопределенно, как и началась, — чередующимися трелями, переходящими сверху от одного инструмента к другому, чтобы исчезнуть в скатывающемся вниз quasi glissando виолончели. Как далеко ушел композитор от образов первой части, от ее энергичного пульса и развития музыкальных мыслей!
Они возвращаются вновь в третьей части, занимающей центральное .положение в общей конструкции квартета. Третья часть, обозначена Alla bulgarese. Ho, как справедливо отмечается исследователями творчества Бартока, в ней нет непосредственного влияния болгарской народной музыки, из которой композитор заимствовал лишь метрическую конструкцию. Вот первый мелодический элемент, складывающийся из трех ритмических ячеек: в первой — четыре восьмушки (включая паузу), во второй— две, в третьей — три. В результате появляется характерный такт с неравными долями.
Через все скерцо проходит остинатная мелодическая фраза:
Она повторяется много раз во все более усложненной фактуре: сначала ей сопутствует выдержанная терция в высоком регистре альта, затем вторая скрипка подчеркивает четвертями мелодический контур темы (пиццикато и глиссандо), дальше альт интонирует свою терцию октавой выше, в то время как у второй скрипки появляется до второй октавы, а виолончель парит над нею с флажолетным звуком ля (!). Можно было бы продолжить такт за тактом разбор фактуры этого эпизода, удивительного по своеобразию тембровых красок, оставляющего особое, ни с чем не сравнимое впечатление. Впрочем, те, кому знакома игра деревенских виртуозов волынки, отчетливо услышат их отзвуки в этом потоке звуков. Это напоминает зарисовку с натуры, в которой безыскусственное соединено с изощренным— хроматизмы Бартока слишком сложны для деревенского музыканта, и, в то же время, как верно передан колорит волынки. В целом это скерцо Alla bulgarese воспринимается как жанровая сцена, правда не столь конкретная, как в более ранних произведениях! Бартока, но также определенная в своих истоках и даже ритмо-интонациях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *