Изящество стиля

Дуэты расположены в четырех тетрадях, в порядке нарастания технических трудностей. Барток пользуется эффектами полиритмии, политональными сочетаниями (как, например, в № 33 — «Песне жнецов»), создает трех-, четырех- и даже пятизвучную фактуру (№ 32— «Танец из Марамуреша»), имитирует волынку и т. д.
Интонации и ритмы волыночной музыки особенно часто привлекали внимание композитора. В одной из тетрадей дуэтов помещен менуэт (№ 36 — Cornemuse): типичный остинатный бас придает его музыке жанровый колорит. Это несколько напоминает манеру Гайдна, также любившего писать менуэты в простонародной манере, вносящего в чопорный танец элементы сочного юмора. Однако у Бартока старая классическая традиция разработана в духе индивидуальных исканий современного композитора.Чтобы дать представление об изяществе стиля скрипичных дуэтов Бартока, остановимся на одном из них. «Коломийка» написана композитором на собственную тему, сохраняющую, однако, народный характер. Обращает на себя внимание тонкость ритмического рисунка, создаваемого сочетанием артикуляции первой скрипки с ломающими строгий двухдольный ритм акцентами второй. Так создается столь любимая Бартоком игра несовпадающих ритмов.
Композитор стремится обогатить изложение маленьких детских пьес интересным деталями, не обременяя его непосильными для исполнителей трудностями. Это характерная черта Бартока, всегда и во всем одинаково требовательного к себе автора.
В скрипичных дуэтах Барток значительно расширяет круг обычных для него фольклорных источников: кроме постоянно встречающихся у него венгерских, румынских и словацких мелодий, здесь есть западноукраинские, сербская, арабская. Остановимся на двух последних примерах, как редких в творчестве Бартока. Впрочем, работая над этими дуэтами, он также располагал непосредственными впечатлениями: музыку Сербии он мог слышать и во время своих фольклорных экспедиций по районам со смешанным населением, а арабскую записывал в Северной Африке.
В сербском фольклоре внимание композитора привлекли диатонические напевы. Один из них и разработан в скрипичном дуэте, выделяющемся красотой линеарного голосоведения, постоянно выходящего за пределы тактовой черты и вместе с тем очень простого, органичного. Эта пьеса заметно выделяется среди других по своему интонационному облику.
Так же своеобразна и «Арабская песня». В ее мелодии нет ничего традиционного «восточного», кроме интервала увеличенной секунды. Напев, построенный на секундовых интонациях, строг и даже несколько суров. Его сопровождение намечено скупыми, но очень колоритными штрихами — остинатное движение в первой половине пьесы, чередование квинт — во второй (соль-диез— ре, ре — ля, ля — ми). «Арабская песня» звучит очень оригинально, чувствуется, что композитор говорит о Востоке на основе собственны» впечатлений, придающих его музыке особую живость.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *