Из прошедших времен

Обращает на себя внимание тонкость хроматизмов, создающих неопределенность звучания (ми и ми-диез в верхнем голосе, ре и ре-диез, до-диез и — в нижнем). Композитор сохраняет этот прием и дальше, где появляется третий голос. Вообще следует сказать, что этот хор является одним из лучших, покоряющим красотой мелодии и редко встречающейся у Бартока открытостью эмоционального выражения.Любой из 27 хоров для детских и женских голосов по-своему заслуживает внимания. Нам хотелось бы отметить здесь «Вокруг, вокруг» с его великолепным тематическим материалом, выдержанным в стиле parlando rubato, «Ha досуге», где так красиво звучание мелодии в нижнем голосе на фоне выдержанных лот двух верхних голосов (редкий у Бартока пример гармонической вертикали) и «Если бы только я тебя не видела»— грустно проникновенный, оригинальный по интонационному развитию. Можно было бы назвать и другие хоры, вплоть до заключительных номеров: «Канона» с его сложным ладовым строением и «Прощанья». Любой из них говорит о высоком мастерстве композитора и своеобразии его понимания хорового жанра.
Барток и Кодаи всегда заботились о широком распространении хорового пения среди народа, видели в этом основу для развития массовой музыкальной культуры. Оба композитора участвовали в работе Союза венгерских рабочих хоров. Особенное значение они придавали музыкальному воспитанию детей.
Барток с любовью писал музыку для детей и радовался встречам с юными певцами: «Большим впечатлением было для меня,— писал композитор,— впервые услышать на репетиции мои маленькие хоры, прозвучавшие из уст детишек. Это впечатление я никогда не забуду — как свежо, как светло звучали голоса малышей. Есть какая-то естественность в голосах этих детишек (речь идет об учениках школ предместий), которая напоминает звучание еще не испорченных крестьянских певцов. Эта встреча со школьниками будапештских окраин, по большей части детьми рабочих, была для композитора не случайной: в его душе всегда жила неизменная воля к музыкальному просветительству, постоянное стремление нести свое искусство тем, кто в то время не мог и мечтать о посещении концертов. Демократизм композитора проявился и в этом, подчеркивая еще раз, что ему были чужды снобистские взгляды на искусство, с которыми его подчас пытались сблизить. Он с радостью убеждался в росте интереса к его творчеству.
В мужских хорах, объединенных под названием «Из прошедших времен», Барток обращается к теме народных судеб. Они написаны на несколько переработанные слова старинных песен. Во всю силу прозвучал в них голос композитора-демократа, страстно любящего свой парод и сочувствующего его страданиям. Авторский замысел раскрыт уже в самих названиях трех частей: 1) «Нет на земле более несчастного человека, чем крестьянин, ибо нищета его глубже моря», 2) «Раз, два, три, четыре» («Он дает господам хлеб, а господа угощают его за это палкой»), 3) «И нет жизни красивей крестьянской». Барток рисует в своих хорах широкую картину, рассказывает не только о крестьянском горе, но и о богатстве и красоте народной души. Его произведение, при всем драматизме, оптимистично, ибо выражает глубокую веру в народ, в его будущее. Это воплощено в поэтических словах последнего хора:
Крестьянин создает сам все, чем он пользуется,
Его вещи, его дом построены им самим.
Оп учится музыке и пению не из книг,
Он не нуждается в городских глупцах.
Нет лучшего мастера, чем крестьянин,
И нет жизни красивей крестьянской.
Едва ли следует видеть в эти» словах апофеоз патриархальной крестьянской жизни, а тем более отождествлять строфы старинной песни со взглядами самого Бартока. Он был современным человеком, менее всего помышлявшим о возврате к старине. Но ему была ненавистна фальшь и ложь буржуазной цивилизации, и он противопоставлял ей жизнь трудового человека, создателя материальных и культурных ценностей. В этом отношении можно говорить о связи хоров «Из прошедших времен» с написанной несколькими годами раньше «Светской кантатой».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *