Мелодии румынских колядок

Действительно — все написанное Бартоком в годы 1932—1933 непосредственно основано на фольклорных источниках. Среди этих произведений находятся «Венгерские картины» и «Венгерские крестьянские песни» для симфонического оркестра, а также «Танцы из Тран-сильвании» (переложение для оркестра фортепианной сонатины) и «Венгерские народные песни» для голоса и оркестра (обработка пяти мелодий из вышедшего в 1929 году сборника народных песен).К хоровым обработкам венгерских песен (1930) прибавились теперь «Секейские песни» для шестиголосного мужского хора a cappella. Мелодии народных песен и танцев разрабатываются в 44 дуэтах для двух скрипок, о которых речь пойдет несколько дальше. К этому надо добавить такие фольклорные труды, как «Народная музыка Венгрии и соседних народов», «Мелодии румынских колядок» и другие. Прежде чем продолжить рассказ о композиторских трудах Бартока, надо вкратце остановиться на научно-исследовательских работах, явившихся, пожалуй, самым значительным результатом этого двухлетия.
В первом из упомянутых исследований Барток характеризует основные особенности венгерской народной музыки, подробно разбирая ее связи с песнями других народов. Подчеркивая самобытность родного искусства, он говорит и об усвоенных им иноземных элементах. Такой подход требовал от автора многого — безупречной объективности, универсального знания восточноевропейского фольклора, широты взглядов, смелости в борьбе против шовинистических тенденций, столь распространенных в тогдашней Венгрии. Барток был прогрессивным человеком и высокообразованным ученым, способным решить эту трудную задачу. Его исследование, иллюстрированное 127 мелодиями восточноевропейских народов, выделилось глубиной мысли. Оно привлекло всеобщее внимание, появилось в переводах на несколько языков.
Для нас важно отметить, что среди нотных примеров Барток приводит пять украинских мелодий в записи Ф. Колессы. Есть сведения о том, что оба музыканта, обменивавшиеся своими фольклорными трудами начиная с 1925 года, совместно работали «над изучением сходства и характерных особенностей украинской, венгерской и румынской народной музыки». Сохранились письма Бартока к Колессе, из которых видно, что венгерский композитор не только живо интересовался украинской народной музыкой, но и был хорошо знаком с посвященными ей трудами, заботился о приобретении недостающих ему книг и фольклорных сборников, а также подробного украинского словаря. По свидетельству дочери фольклориста, Барток с интересом «слушал записи украинских народных дум на фонографических валиках… превосходно ориентировался в достижениях украинской музыкальной фольклористики, знал работы не только Филарета Михайловича (Ф. М. Колессы.— И. М.), но и других украинских исследователей, в том числе С. Людкевича и К. Квитки, часто ссылаясь на них»2. Для нас интересно здесь упоминание о К. Квитке, жившем в то время в Москве: так устанавливается еще одна связь венгерского композитора с деятелями советской музыкальной культуры. Следует еще раз сказать о неизменном внимании Бартока к украинской народной музыке, вдохновившей его на создание одного из последних произведений—обработки песни «Горе мужа» (1945).
Что касается сборника «Мелодии румынских колядок», включающего записи 484 песен, то, наряду с «303 колядками» С. Драгого, он является самым значительным собранием произведений этого жанра. Без книги Бартока не обойдется ни один из исследователей румынского фольклора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *