Интонации темы

Первая часть концерта написана в характере токкаты, захватывающей своим размахом. Она идет в четком движении, иногда — несколько автоматическом. В ней царит ярмарочная пестрота образов, объединенных строгостью ритмических контуров. Задорно, весело звучит лапидарная главная тема, появляющаяся впервые у трубы in С.Интонации темы разрабатываются в оркестре на фоне безостановочного движения аккордов фортепиано, трудных и эффектных. По фактуре это несколько напоминает фортепианное переложение «Петрушки» Стравинского, в особенности — первую часть. («Русский танец»), изложенную полными диатоническими аккордами. Барток находит много оригинальных тембровых сочетаний: фортепиано и различные ударные, перекличка духовых на фоне ритмизированного аккомпанемента сол-ного инструмента и т. д. Краткая, но очень яркая каденция фортепиано вводит в коду, основанную на повторении сжатых мелодических попевок, в том числе — интонаций главной темы Любопытен заключительный штрих — гаммообразный взлет фортепиано, в котором появляются и мажорная, и минорная терция, создающие эффект ладового мерцания, расцвечивающего ясность мажорного наклонения оркестровой партии.
Равномерное, почти непрерывное движение первой части оживлено мельканием кратких попевок, в автоматичность токкаты врываются живые интонации, голоса улицы, праздничные возгласы. Здесь, как и в других частях концерта, композитор ставит перед исполнителем труднейшие пианистические задачи, привлекающие новизной и своеобразием. Во втором концерте композитор находит новые возможности аккордовой и пальцевой техники. Правильно отмечает С. Морё что бартоковские «арпеджио, гаммы, штрихи никогда не походят на встречающиеся у других, что вызывает иногда раздражение исполнителей».
Первая часть концерта воспринимается как демонстрация новой виртуозности и экспозиция основной — жизнеутверждающей — идеи произведения.
Вторая часть сложнее по содержанию. Это Adagio, прерываемое бурным вихрем мрачных и фантастических образов, возвращающееся в конце к исходному спокойствию. Оно резко контрастно первой части, в особенности своим средним эпизодом, в котором ощутимы связи с миром настроений романтизма.
Начало Adagio — диалог струнных и фортепиано, поддержанного мягкими звучаниями литавр. В нем господствует диатоника, гармония возникает из квинтовых напластований, несколько архаичного характера.
Лирическая созерцательность напева струнных подчеркнута репликами фортепиано, также спокойными и сосредоточенными. Это могло бы полностью определить все развитие музыкальных мыслей. Но композитор сразу поворачивает их ход в другом направлении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *