Самый индивидуальный символ веры

Добавим, что, по словам Б. Сабольчи, сам композитор рассматривал «Светскую кантату» как свой «самый индивидуальный символ веры», и поймем еще лучше значительность этой партитуры в творческой эволюции замечательного венгерского композитора. В нем сосредоточились результаты длительных идейно-художественных исканий, проявилась демократическая сущность воззрений Бартока, определившая его место в музыкальном искусстве нашего века.Через полосу экспериментов, носивших нередко формальный характер в духе модных течений 20-х годов, он приходит к произведению, несущему большую философскую идею и написанному в индивидуальном стиле, тесно связанном с народно-творческими традициями. Кантата выдвинула его в ряды композиторов, создававших в период между двумя мировыми войнами большое искусство, вдохновленное гуманистическими идеями. Эта направленность сказывалась у Бартока с каждым годом все сильнее, он все дальше уходил от круга модернистских влияний и интересов.
Рядом с кантатой появилось еще одно крупное произведение Бартока — второй концерт для фортепиано с оркестром. Он также отмечен органичностью слияния фольклорных и оригинальных интонаций, своеобразием концепции. В концерте ясно слышны отзвуки народных мелодических попевок и танцевальных ритмов, развитых свободно и вдохновляющих композитора на смелые искания. Вместе с замечательной «Светской кантатой» второй фортепианный концерт подводит итог длительному периоду исканий и непосредственно вводит в мир творчества Бартока 30-х и 40-х годов, когда его гений достиг наивысшего развития.
Образность музыки второго фортепианного концерта настолько велика, что подчас (как, например, во второй части) возникает мысль о наличии скрытого программного замысла. Однако, независимо от возможных словесных толкований, произведение Бартока захватывает полнотой экспрессии, новизной гармонических и тембровых красок. На каждом шагу виден почерк смелого и неутомимого новатора.
Не раз указывалось, что Барток в своих первом и втором концертах рассматривает фортепиано как ударный инструмент, с чем связано широкое использование приемов аккордовой техники. Однако, в отличие от более раннего произведения, фортепианная партия не теряет при этом здесь мелодической насыщенности, кроме того — специфичность трактовки фортепиано не исключает применения разнообразных приемов, в том числе и мелкой пальцевой техники (например, пассажи параллельными секундами, неясные шорохи которых создают неповторимый колорит некоторых эпизодов концерта). Быть может, Барток подходит здесь к фортепиано несколько нарочито, но он не впадает в односторонность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *