Концертная поездка по Советскому Союзу

В январе 1929 года Барток совершил концертную поездку по Советскому Союзу. Он отправился в нашу страну в то время, когда хортисты вопили на все лады о «красной опасности» и всячески угрожали тем, кто думал об упрочении культурных связей между венгерским и советским народами. Но это не остановило композитора-демократа, ставшего одним из первых венгерских музыкантов, посетивших СССР. Отправляясь в путь, он руководствовался прежде всего собственными соображениями и интересом. Вместе с тем возможно, что известную роль сыграли и рассказы его друга Йожефа Сигети, несколько раз приезжавшего в Советскую страну и сохранившего о ней наилучшие воспоминания .Когда Барток приехал к нам, его музыка была уже знакома многим. Еще в первой половине 20-х годов она звучала в Москве, Ленинграде, Харькове и других городах. Квартет имени Страдивариуса исполнил первый и второй струнные квартеты венгерского мастера, в одном из концертов Персимфанса прозвучала «Танцевальная сюита», в Ленинграде — скрипичная соната, в Харькове — «Два портрета». Этот список можно продолжить, упомянув, в частности, частое появление в концертных программах фортепианных пьес и «Румынских танцев» в скрипичном переложении.
Музыка Бартока привлекала внимание композиторской молодежи и мастеров старшего поколения. Небезынтересно упомянуть о том, что среди нот, принадлежавших Н. Я. Мясковскому, сохранилось много произведений Бартока, тщательно переплетенных в отдельных альбомах. Они бережно хранятся в настоящее время в нотной библиотеке Союза композиторов СССР. К этому надо добавить, что о Бартоке не раз говорилось на страницах советской прессы (в том числе — Б-. Асафьевым, высоко ценившим его дарование, хотя, в то же время, отмечавшим в нем противоречивые черты), ему был посвящен специальный номер журнала «Современная музыка», вышедший в 1925 году. Короче говоря, приезд венгерского композитора пробудил живой интерес нашей музыкальной общественности.
Барток дал сольные концерты в Москве, Ленинграде, Харькове и Одессе (в Ленинграде, кроме того, он сыграл свой фортепианный концерт в сопровождении филармонического оркестра под управлением А. Гаука). Разумеется, он исполнял много своих произведений, а так же Кодаи и старых итальянских мастеров—Марчелло, Росси, Скарлатти и Чайя. В программу его одесского концерта вошла и вторая скрипичная соната (партию скрипки играл польский гастролер Стефан Френкель). Повсюду Бартока тепло встречала публика, по достоинству оценившая «совершенно исключительное в смысле ясности, логичности и глубины передачи исполнение венгерского музыканта».
Автору этих строк довелось побывать на московском концерте Бартока, состоявшемся 24 января 1929 года. До сих пор памятна его игра — сдержанная, строгая и необычайно выразительная. Сильное впечатление оставило «Варварское аллегро», в котором Барток брал довольно умеренные темпы и не стремился поразить мощью звучания. Тем не менее его игра захватывала стихийной силой, о которой трудно судить по сохранившейся граммофонной записи. В «Отзвуках ночи» из фортепианного цикла «На воздухе» он поразил тембровой окраской начального эпизода — прозрачной и в то же время несколько саркастической. Звучание казалось простым, единственно возможным, по ни у кого больше мы не встречали такую палитру оттенков, передающих психологическую сущность этой музыки. Ее творец показал удивительное владение звуковыми красками, которых требовало исполнение его произведений. Словом, в игре Бартока чувствовалась глубоко музыкальная натура, покорявшая своим поэтическим очарованием.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *