Народно-бытовое музицирование

Вслушиваясь в новые фортепианные произведения и квартеты Бартока, сравнивая их с предшествующими, можно подумать, что он решительно изменил свои приемы разработки фольклора. Однако это было не так — в 1928 году появились две скрипичные рапсодии, снова возвращающие в мир народной музыки.Й. Сигети рассказывает о встречах с Бартоком в период его работы над рапсодиями. На столах и на фортепиано в рабочей комнате композитора лежало множество пластинок с записью игры народных скрипачей. Барток прослушивал их вместе со своим гостем и спрашивал, узнаёт ли он «бесконечно малые ритмические или мелодические отрывки», введенные в музыку первой рапсодии (посвященной Й. Сигети). «Говоря о них, — рассказывает Сигети, — он делал различие между нетворческим использованием фольклорного материала и той степенью насыщенности им, при которой он неосознанно и решительно влияет на мелодическую фантазию композитора, его палитру и ритмическую изобретательность».
Обе рапсодии — типичные концертные пьесы, яркие по своему тематическому материалу и по фактуре. Бар-ток обогащает виртуозные возможности скрипки приемами народного исполнительства, создавая на основе этого синтеза самобытный концертный стиль. Рапсодии написаны с большим размахом, они посвящены друзьям Бартока — венгерским скрипачам Йожефу Сигети и Золтану Секею.
Интересно сравнить рапсодии с уже известными нам сонатами для скрипки с фортепиано. Их интонации также коренятся в народной музыке, но язык и приемы развития различны: политональность уже не играет в рапсодиях столь значительной роли, как в сонатах, гармонический язык стал гораздо яснее. Налицо новые художественные устремления, в какой-то мере родственные конструктивизму (особенно во второй рапсодии). «Прояснение» гармонического стиля здесь несомненно, и это связано с общими закономерностями творческой эволюции Бартока, с новой силой проявившимися в произведениях 30-х годов.
В первой рапсодии Барток вспоминает о мелодиях вербункоша, которые, казалось, были полностью вытеснены из поля зрения композитора старинными крестьянскими песнями, но в действительности, как это показали рапсодии и некоторые другие произведения, оставались близкими его венгерскому сердцу. Рапсодия построена на контрасте медленного и быстрого танцев (lassù и friss), типичном для народно-бытового музицирования. Такое сопоставление часто встречается и в рапсодиях Листа, родство с которыми чувствуется в одноименных произведениях Бартока. Рельефность мелодики, богатство контрастов ритма и динамики, блеск виртуозного письма — все это привлекает внимание в скрипичных рапсодиях Бартока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *