Полнозвучные аккорды

Заключительное Tranquillo дает любопытный пример полифонической техники Бартока — политональный канон, причем во втором проведении тема дана в инверсии.
Четвертая часть, как мы уже знаем, перекликается со второй — это еще одно скерцо, такое же стремительное, но несколько иное по характеру. Прежде всего различны тембровые краски — вторая часть исполняется arco и con sordino, четвертая — pizzicato. Однако в самом замысле выдержать единство тембровой палитры на протяжении целой части есть нечто сближающее эти два скерцо.Это одна из лучших страниц бартоковской камерной музыки, полная изящества и грации, тонкости мелодического рисунка. В колорите этой части есть что-то причудливое, неуловимое, в какой-то степени напоминающее романтические фантастические образы Вебера и Мендельсона (скерцо из «Сна в летнюю ночь»), но, разумеется, воплощенные совсем иными, по-настоящему современными музыкальными выразительными средствами.
Полнозвучные аккорды двух скрипок и альта, к которым в третьем такте присоединяется виолончель, открывают финал квартета (Allegro molto). Как и во многих других бартоковских финалах, здесь ощутимы связи с народно-инструментальным музицированием. О нем напоминают часто встречающиеся здесь квинтовые созвучия и характерные форшлаги, не говоря уже о ритмическом рисунке. Примечателен и средний эпизод финала, в котором звучит тонкая по своим интонациям мелодия.
Финал завершается динамичнейшей кодой. Интонации главной темы первой части, выступающие здесь на передний план, подчеркивают единство обрамляющих эпизодов квартета. Финал проще и яснее по конструкции и полифонической фактуре, чем первая часть, но он превосходит ее ритмической энергией и непосредственностью эмоций, окрашивающих его жанровые образы. Через все рационалистические концепции пробивается живое творческое начало, которое и определяет жизненность музыки четвертого квартета, при всей ее сложности и изощренности.
Третий и четвертый квартеты занимают особое место в камерном наследии Бартока. Они сильно отличаются от первого и второго, что вполне естественно, ибо всё это произведения различных творческих периодов. Они непосредственно вводят в атмосферу замечательного пятого квартета — одного из самых интересных произведений венгерского мастера, написанных в начале 30-х годов. Это большое событие в эволюции камерно-инструментальной музыки Бартока.
В третьем и четвертом квартетах можно найти следы различных влияний, не лишивших, впрочем, их музыку оригинальности композиторского почерка. Во всех деталях этих партитур видно возросшее мастерство тематической работы и новизна формально-конструктивных принципов. При всей рационалистичности этой техники, она несомненно глубоко органична. Как верно замечает бельгийский музыковед П. Коллар, «драма музыки Бартока в борьбе между стремлением к свободе, экспрессии и необходимостью выражать ее в рамках строгой формы». В лучших произведениях 30-х годов; когда наступил новый расцвет дарования Бартока, рационалистическое начало соединяется с эмоциональным в синтезе зрелого стиля. И, при всей противоречивости третьего и четвертого квартетов, мы найдем в них много предвестников будущего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *