Танцевальная сюита

Самый факт заказа Бартоку «Танцевальной сюиты» свидетельствовал о возросшем художественном авторитете композитора. Всего лишь два-три года прошло с тех пор, как на страницах будапештских газет его травили самым недостойным образом, а теперь там же появились хвалебные статьи о «Танцевальной сюите». Она тотчас же стала известной и за границей: ее играли с большим успехом во многих странах. Сюита явилась первым оркестровым произведением Бартока, завоевавшим международное признание.В «Танцевальной сюите» ясно ощутимы связи с на-роднотворческими истоками, хотя здесь композитор отказался от непосредственного цитирования подлинных мелодий, встречающегося у него во многих более ранних произведениях. Сам Барток охарактеризовал темы сюиты в следующих словах: «№ 4 полностью восточного (арабского) характера, ритурнель и № 2— мадьярские, в № 3 смешаны венгерские, румынские, даже — арабские влияния; тема № 5 настолько примитивна, что ничего другого нельзя сказать, кроме как о ее патриархально-крестьянском характере — я должен отказаться от определения ее национальности».
Здесь важно указание на разнообразие интонационных истоков: Барток остался верен себе, даже работая над произведением, предназначенным для исполнения на национальном празднестве, каким являлся день пятидесятилетия объединения Буды и Пешта. Все дело в том, что он меньше всего заботился о торжественности, не говоря уже — об официальности, писал музыку в духе народных традиций, понимаемых им очень широко и современно. И его новая сюита явилась важной вехой на пути создания нового стиля, во всей его индивидуальной характерности и законченности мастерства.
«Танцевальная сюита» состоит из пяти частей, объединенных мелодическим ритурнелем, полным поэзии старинных крестьянских песен, которые так любил Барток.
Первая часть открывается изложением темы, угловатый, даже гротескный характер которой подчеркнут инструментовкой — фагот, сопровождаемый тихими ударами барабана и пиццикато альтов, виолончелей и контрабасов. Обращает на себя внимание разнообразие штрихов и богатство ритмической фактуры, создаваемой их сочетанием с ударами барабана.
Первая часть построена на остроумной разработке кратких мелодических элементов, варьируемых с неистощимой изобретательностью. Гармонический язык ясен, хотя и несколько усложнен многочисленными политональными эпизодами, не уводящими, впрочем, от тональной основы. Что касается партитуры, то она свидетельствует о росте оркестрового мастерства Бартока, добивающегося исключительной колоритности при сравнительной экономии средств. Впрочем, таковы и другие части «Танцевальной сюиты», одинаково обращающие внимание и трактовкой отдельных инструментов, и новизной комбинаций. Важное место в партитуре занимает партия фортепиано, начинающего первую часть басовым глиссандо (эффекты глиссандо встречаются и в дальнейшем у фортепиано и у струнных).
Музыка первой части сменяется лирическим ритурнелем (см. пример 21), спокойствие которого нарушается бегом второй части, несколько напоминающей «Варварское аллегро». Контраст темпа подчеркнут сменой тембра: если в первой части преобладали деревянные духовые—в особенности, фагот, то во второй, уже в главной теме, на первый план выступают струнные. Барток снова широко пользуется приемом ритмических сдвигов, неожиданно преображающих простые мелодические обороты. Темпераментная музыка второй части заканчивается новым проведением ритурнеля, предстающим в несколько варьированном, не столь прозрачном звучании, как в предшествующем эпизоде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *