Стремление к реальной конкретности

Две скрипичные сонаты Бартока явились плодом серьезных творческих исканий, они, несомненно, представляют интерес для исполнителей, способных справиться с большими техническими трудностями (особенно в партии скрипки), и для слушателей.Они написаны с той свободой мелодического и ритмического развития, которая необычна для классических и даже романтических произведений этого жанра, ведущей иногда к нарушению конструктивной цельности. Во многом композитор исходит из хорошо известной ему практики народно-инструментального музицирования. Другой вопрос— насколько органичен метод претворения фольклорных элементов, избранный Бартоком для своих скрипичных сонат, и какое место они занимают в его эволюции.
Возможно, что именно скрипичные сонаты явились поводом для высказываний Б. Асафьева, писавшего в 1924 году, что в творчестве Бартока «индивидуалистические тенденции модерниста ощущаются сильнее, чем стремление музыканта-этнографа выявить живую сущность народной музыки вплоть до создания на ее основе новых форм».
Б. Асафьев желал венгерскому композитору успеха в создании новых форм на народно-творческой основе. Но раздавались и другие голоса, поощрявшие Бартока к дальнейшему усилению модернистской направленности, что в конечном счете далеко увело бы его от основных творческих задач.
Мы знаем, что этого не произошло. Стремление к реальной конкретности восторжествовало в произведениях, созданных в непосредственной близости с двумя скрипичными сонатами. Таковы «Деревенские сцены» для голоса с фортепиано: «Сенокос», «У невесты», «Свадьба», «Колыбельная», «Танец деревенских мальчиков». Спустя некоторое время композитор переработал три последние песни для восьми голосов и камерного оркестра. Барток использует в этом цикле, особенно в «Свадьбе» и «Танце деревенских мальчиков», характерные приемы. Небезынтересно отметить, что Барток сделал обработки словацких обрядовых песен вскоре после появления «Свадебки» Стравинского, хотя оба эти произведения совершенно различны и непохожи друг на друга.
Несколько раньше «Деревенских сцен» Барток закончил «Танцевальную сюиту» для оркестра, явившуюся у него центральным произведением 20-х годов — по значительности содержания, по мастерству письма и, наконец, по органичности развития фольклорных элементов. Если в сонатах для скрипки и фортепиано преобладают поиски, то в сюите, несомненно, достигнута чистота и ясность стиля.
Так же как и «Венгерский псалом» Кодаи, «Танцевальная сюита» была написана в 1923 году ко дню пятидесятилетия объединения Буды и Пешта (две части венгерской столицы, находящиеся на противоположных берегах Дуная, были самостоятельными городами, а с 1873 года они составили единое целое — Будапешт). Первое исполнение сюиты, состоявшееся в торжественной обстановке, принесло композитору большой успех.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *