Скрипичные сонаты

Таков, например, первый номер, в котором простая песенная мелодия звучит лишь в меру приукрашенная изысканной гармонизацией. Таков и второй номер, где появляются гротескные черты. Запечатлеваются в памяти третий номер с его чудесной темой, остроумно гармонизованный четвертый и, наконец, пятый с его остро звучащими последованиями малых секунд. Во всех этих эпизодах интересна и пианистическая фактура, несомненно благодарная для исполнителя. Необходимо вспомнить также и о седьмом номере, посвященном памяти Дебюсси и привлекающем своей грустно-проникновенной мелодией. В последних восьми импровизациях заметны сильные импрессионистические влияния мало соответствующие стилю народных песен.При всей противоречивости языка «Импровизаций», они свидетельствуют о новаторском подходе к разработке фольклора, об интенсивности творческих исканий композитора. Это можно сказать и о двух сонатах для скрипки с фортепиано, появившихся в 1921 и 1922 годах.
Барток отлично знал скрипку и охотно писал для этого инструмента, широко распространенного в венгерском и румынском народно-музыкальном быту. Кроме сонат для скрипки с фортепиано он написал два концерта и две рапсодии для скрипки с оркестром, сонату для скрипки соло, 44 скрипичных дуэта. К этому следует добавить, что «Румынские танцы» завоевали всемирную известность именно в скрипичном переложении. Словом, вклад Бартока в скрипичный репертуар велик, хотя, разумеется, не все его произведения для скрипки разноценны.
Сонаты для скрипки с фортепиано сразу привлекли К себе внимание, прозвучали во многих европейских городах. Интересно отметить, что на парижской премьере первой сонаты партию фортепиано исполнял Оливье Мессиан.
Скрипичные сонаты явились кульминацией импрессионистических влияний в творчестве Бартока. Это сочетается с элементами конструктивизма, вышедшими несколько позднее на первое место в фортепианной сонате и в первом концерте для фортепиано с оркестром.
В первой сонате для скрипки с фортепиано фольклорные интонации предстают облаченные в новый гармонический наряд. Во всех трех частях сонаты композитор мыслит политонально, ищет красочные гармонии, тембры, стремясь преодолеть их статичность энергией остинатных ритмов, напоминающих вновь знаменитое «Варварское аллегро» (где гармоническая основа, как мы знаем,тональна).
Партия скрипки написана виртуозно, в ней свободно используется весь диапазон инструмента (хотя композитор явно пристрастен к контрастам низкого и самого высокого регистров), техника двойных нот и широких скачков. Виртуозность не являлась для Бартока самоцелью, она связана с характером музыки, особенно темпераментной и размашистой в первой и третьей частях. Любопытно сопоставить партии скрипичных сонат и квартетов Бартока — в них повсюду ощущается стремление обновить технические приемы и звучание инструмента. А если сравнить трактовку инструмента в произведениях 20-х годов и в сонате для скрипки соло (1944), то это покажет значительность эволюции к строгости отбора средств, отказ от всего лишнего, внешне украшающего. Другими словами, пышный и цветистый скрипичный стиль двух сонат (и написанных несколько позднее рапсодий для скрипки с оркестром) — не синтез, а плод непрекращающихся исканий, далеких от завершающего этапа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *