Весь мир становится мрачным

Музыка «Зачарованного мандарина» очень своеобразна и по-своему впечатляюща, она привлекает своей экспрессией и блеском оркестрового письма. Композитор показал мастерство владения темброво-психологическими характеристиками, становящимися подчас основным выразительным средством. Внимательное изучение партитуры «Зачарованного мандарина» показывает, что Барток уже создал к этому времени свой стиль и концепцию оркестровки.Все это неразрывно связано с ее сущностью, с воплощением сложного и крайне напряженного мира переживаний, стоящих на грани болезненного, кошмарного. Мастерство композитора несомненно, однако оно поставлено на службу задачам, которые были далекими от магистральной линии его творческой эволюции. «Зачарованный мандарин» остался наиболее законченным выражением экспрессионистских устремлений венгерского композитора.
В сложной, фантастически нереальной форме музыка «Зачарованного мандарина» отображает пессимистические настроения композитора, связанные, быть может, с переживаниями военных лет. Б. Сабольчи пишет даже, что в «Зачарованном мандарине» весь мир становится мрачным и враждебным. Такой концентрации пессимизма мы не встретим больше нигде в творчестве Бартока. Некоторые критики восхищались «полной эмансипацией» стиля композитора и абстрактностью музыкального языка его балетной пантомимы. Но по нашему Мнению, сам Барток своими доследующими произведениями показал, что «Зачарованный мандарин» был лишь одним из эпизодов на путях его творческих исканий. Во всяком случае, уже в ближайшее время после окончания «Зачарованного мандарина» он вернулся к народно-творческим основам и конкретной образности музыкального языка.
В 1919 году не могло быть и речи о сценической постановке «Зачарованного мандарина». Впервые он увидел свет рампы в 1926 году, в Кельне, причем спектакль сопровождался крупным скандалом и вызвал запрет властей, возмущенных его «аморальностью». В Венгрии предполагалось поставить балет в 1931 году—к 50-летию его автора, но и на этот раз он был признан «аморальным» и запрещен к исполнению. Впрочем, венгерская публика уже познакомилась тремя годами раньше с музыкой сюиты из балета «Зачарованный мандарин», сыгранной в одном из концертов под управлением Донаньи. И лишь в конце 1945 года, уже после смерти композитора, балет появился на сцене Будапештского оперного театра, в репертуаре которого он сохранился и поныне. «Зачарованный мандарин» шел в послевоенные годы в Польше, Чехословакии и в других странах. С новым либретто, под названием «Ночной город», он был поставлен и в Москве на сцене Большого театра. Музыка «Зачарованного мандарина» получила, таким образом, достаточно широкую известность. Однако этот балет по-прежнему остается в числе наиболее дискуссионных произведений Бартока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *