Замок герцога Синяя Борода

Вслед за балетом на сцене появилась, наконец, и опера «Замок герцога Синяя Борода», так же тщательно подготовленная Эджисто Танго. Премьера состоялась 24 мая 1918 года и принесла композитору еще больший успех, чем его балет. Отзывы прессы были благоприятны, Барток решительно выходил на первый план в венгерском искусстве того времени. Признание пришло и из Вены — известное «Универсальное издательство» («Universal Edition») предложило Бартоку заключить с ним постоянный контракт. Таким образом, композитор получил возможность и для публикации всех своих новых произведений, которые с того времени незамедлительно выходили в свет под маркой «Universal Edition». Со всех сторон шли свидетельства признания успеха.Следует сказать, однако, что в этом было и нечто двойственное. Во-первых, круг слушателей музыки Бар-тока все еще оставался ограниченным и едва ли мог удовлетворить существовавшую у него потребность общения с широкой аудиторией. Музыканту-демократу, проведшему, как он сам говорил, счастливейшие дни своей жизни среди крестьян, стремившемуся развивать в своем искусстве благородные традиции народной песенности, едва ли могло быть по душе чопорное общество, заполнявшее в то время концертные и театральные залы. Кроме того, рост популярности еще не означал полного признания творчества Бартока — многое было связано и с «модой» на современное искусство, особенно проявившееся в послевоенные годы. В тех похвалах, которые расточались композитору на страницах венгерских газет и журналов, далеко не всегда можно было встретить верное понимание его устремлений. Настоящее признание пришло к Бартоку много позднее, когда его творчество стало по-настоящему доступно широким массам. Венгерский народ справедливо оценил его музыку и окружил память о нем любовью и уважением. Бартоку не суждено было дожить до этого времени — он мог только мечтать о всенародной аудитории
Окидывая взглядом творчество Бартока в годы 1906—1918, можно отметить, что оно очень отличается от предшествующего — эпохи, когда ему была еще неизвестна старинная венгерская песня. Однако, при всей значительности происшедшего обновления стиля и языка, нельзя сказать, что в эти годы уже были разрешены все проблемы сложного и длительного становления. Не следует замалчивать его противоречивость, которая в той или иной степени свойственна и другим европейским композиторам — современникам Бартока.
В душе Бартока жила страстная любовь к народному творчеству, вдохновившая его на создание многих превосходных произведений. И эта устремленность вступала в борьбу с модернистскими влияниями. Речь идет не только о личных противоречиях, но и о явлении, характерном для всего западноевропейского искусства первых десятилетий нашего столетия. У каждого композитора это проявлялось по-разному. Бартоку посчастливилось пройти через пучины и подводные мели модернизма, хотя его влияния, особенно сильно сказавшиеся в 20-е годы, сдерживали рост его редкостного творческого дарования Точнее сказать — поглощали время и силы, которые могли бы быть использованы по-иному.
В годы 1906—1918 Барток глубоко изучил музыку народов Восточной Европы, в первую очередь родную ему венгерскую песню. Он выдвинулся как композитор, исполнитель, фольклорист, пианист и педагог Вместе с Золтаном Кодаи он занял ведущее место в венгерском музыкальном искусстве и много сделал для его распространения в других странах Он был полон сил и готовности работать, и в ближайшие годы его громадное и самобытное дарование развернулось еще шире и проявилось еще полнее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *