Пять песен для голоса с фортепиано

Почти одновременно с фортепианной сюитой создавались «Пять песен для голоса с фортепиано» на слова Эндре Ади. Они значительно отличаются по стилю от предшествующих фортепианных пьес. Песни сложны и изысканны по музыкальному языку, тональная основа их гармонии не всегда ясна, интонации подчеркнуто экспрессивны. Композитор часто пользуется широкими скачками на диссонирующие интервалы, что создает большие трудности для исполнителя. Во всем — в интонационном складе песен, в их фактуре и характере чувствуется близость принципам экспрессионизма, к тому времени уже несомненно в какой-то мере известного Бартоку.В обширном поэтическом наследии Эндре Ади он выбрал стихотворения, проникнутые духом грусти и печали, и лишь в четвертой песне, рисующей картину бурного моря, выходит за пределы этих настроений. Не случайно Барток вспомнил о поэте, так смело и непримиримо выступавшем против войны. Очевидно, что вокальный цикл явился выражением тяжелых переживаний композитора, связанных с трагическими событиями военных лет, глубоко волновавшими композитора. Война всегда была ему ненавистна, и он горячо сочувствовал страданиям народов, вовлеченных в мировую катастрофу.
Каковы бы ни были причины, вызвавшие появление этого песенного цикла, они не могли подавить жизнеутверждающее начало творчества Бартока. И из-под его пера снова выходят произведения оптимистические, народные по своим образам и языку. Прежде всего это «Словацкие народные песни» для хора a cappella (1917) —второй опыт обработки полюбившихся композитору мелодий (первыми были «Словацкие народные песни» для смешанного хора с фортепиано, появившиеся еще в 1914 году). Интересны также и «Восемь венгерских песен» для голоса с фортепиано. Появление этих произведений свидетельствовало о неослабевающем стремлении композитора популяризировать сокровища народного творчества, обогатить ими репертуар любительских хоров.
К 1917 году относится завершение еще одного крупного произведения Бартока — второго струнного квартета. Этот квартет написан в трехчастной форме: быстрая часть окружена двумя медленными, причем последняя носит пассивно созерцательный характер. Концепций прямо противоположная первому квартету!
Второй квартет, написанный восемь лет спустя после появления первого, отобразил эволюцию гармонического языка Бартока, его увлечение политональностью. В нем еще больше, чем в первом, ощутима склонность к рационалистичности мышления. Словом, здесь явственно намечаются черты стиля, характерного для ряда произведений 20-х годов.
Первая часть проходит в спокойном движении, лишь изредка нарушаемом эмоциональными нарастаниями. В тематическом материале часто встречаются кварты, напоминающие об интонациях старинных народных песен, но мелодия хроматически усложнена настолько, что теряется тональная ясность. Так, первое изложение темы построено на одиннадцатиступенном звукоряде. В то же время в первой части встречаются и диатонические построения, а сложная хроматическая гармония подчас сменяется строгими квинтовыми исследованиями. При всей рационалистичности музыки, в ней слышатся живые интонации, всегда существовавшие в сознании композитора. Мелодическое развитие линеарно, ведет к возникновению сложных — внеладовых — комплексов. В первой части есть страницы удивительно ЧИСТОЙ И целомудренной лирики, которой проникнута, например, заключительная партия. Все это глубоко поэтично и возвышенно, вводит в мир утонченных душевных переживаний.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *