Автобиография Бартока

Барток вспоминает об этом в своей «Автобиографии». Говоря о «многочисленных протестах» слушателей его симфонических произведений, он указывает на одну из главных причин такого прискорбного явления — плохое качество оркестрового исполнения. Борьба вокруг новой музыки разгоралась со все большей остротой. «Но все наши усилия оставались тщетными,— писал Барток—мы не могли достичь поставленной цели (создание симфонического оркестра. — И. М.). Этот урок и другие сложные обстоятельства музыкально-общественной жизни заставили меня с большим увлечением заняться фольклорными изысканиями».Да, обстановка вынудила Бартока временно отойти от участия в музыкально-общественной жизни, но эти годы не прошли для него даром — он усиленно работал как фольклорист и композитор.
В 1911 году Барток впервые обратился к музыкально-драматическому жанру: в это время им была написана его единственная опера «Замок герцога Синяя Борода». Как мы уже знаем, либреттистом был его друг — поэт Бела Балаж.
В опере всего два действующих лица — герцог Синяя Борода и его жена Юдифь. Действие развертывается неспешно, в атмосфере таинственных намеков и мистических символов, несколько напоминающих настроение драм М. Метерлинка, среди которых есть и «Ариадна и Синяя Борода», близкая по некоторым ситуациям к либретто оперы Бартока (мотив открывания занретных дверей). Правда, Балаж указывал в одном из своих писем на родство образов своего произведения и старинных секейских баллад, но модернистическая направленность либретто кажется нам более очевидной. Если говорить о музыкальном воплощении образов либретто, то здесь вспоминается основополагающее произведение новой европейской оперы—«Пеллеас и Мелизанда» Дебюсси. И это, конечно, не случайно: ведь Барток создавал свою оперу в период увлечения музыкой великого французского композитора, под свежим впечатлением от его будапештских концертов.
Вкратце сюжет оперы таков: Герцог Синяя Борода возвращается в свой замок с новой женой—Юдифью, бросившей ради него родных и близких. В таинственном мраке замка чуть виднеются семь запертых дверей. Юдифь настаивает на том, чтобы Синяя Борода раскрыл перед нею тайны, скрытые за этими дверями. Нехотя он соглашается открыть первые из них, и Юдифь видит одну за другой камеру пыток, оружейную комнату, сокровищницу, цветущий сад и тенистую аллею. На оружии, на драгоценностях (в том числе—на самой прекрасной короне) и даже в отблесках облаков — на воем видны следы крови. Синяя Борода останавливается перед последними дверями и после настойчивых просьб Юдифи открывает шестую. За нею виднеется странно неподвижная водная гладь—это озеро слез. А из седьмой двери выходят три жены Синей Бороды, в богатых мантиях, с коронами на головах. Первой из них принадлежат все утра, второй — все дни, третьей — все вечера. Теперь Синяя Борода нашел четвертую — Юдифь, самую красивую из всех, прекрасную, как звездная ночь. Он подает ей мантию, одевает на голову золотую корону, и она скрывается за седьмой дверью вместе с тремя остальными. Синяя Борода остается один в вечном мраке.
Мрак господствует и в начале этого произведения, проникнутого таинственным, даже мистическим настроением. Оно преобладает и в музыке, выделяющейся своей психологической насыщенностью, тонкостью воплощения душевных переживаний, в чем Барток также следует примеру Дебюсси. Но это сходство не затрагивает сути, музыка Бартока самобытна, проникнута венгерским народным характером, ее интонационный строй близок старинным секейским балладам, что ясно чувствуется уже во вступительной теме, интонируемой струнными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поиск по сайту