Первый струнный квартет

Важно отметить еще раз, что Барток почувствовал в музыке Дебюсси близость к народно-творческим истокам, к новым для европейской музыки ладам я интонациям, обогатившим фантазию французского композитора. Далеко не всегда современники обращали на это должное внимание; для многих главным оставался «неопределенный импрессионизм», который, в сущности, не имел решающей роли в эволюции творчества Дебюсси.Вернемся, однако, к музыке Бартока, к первому струнному квартету. Конечно, он явился для композитора «пробой пера», разведкой в новой музыкальной области. Но уже в нем проявилось своеобразие мадеры его автора, по-своему решившего проблему формы струнного квартета. Во многом он исходил из принципов развития, характерных для последних квартетов Бетховена.
В первом струнном квартете Барток вступает в утонченно интеллектуальную сферу, характерную и для других его произведений этого жанра. В нем, как и в них, важную роль играет полифония, представленная самыми различными формами: каноническими, фугообразными, сочетаниями тем в увеличении, уменьшении, обращении и т. д.
Три части квартета построены на градации движения от медленного через умеренное к быстрому. Первая часть (Lento) выдержана в характере строгого, несколько отвлеченного размышления, развертывающегося в фугированной форме. Его начинают две скрипки, излагающие главную тему интонационно сложную, изобилующую хроматическими сдвигами.
Напряженное полифоническое развитие приводит к среднему эпизоду, контрастному повествовательности начального фугато своей патетикой. Уже в самом начале среднего эпизода чувствуется подчеркнутая активность ритма.
Реприза возвращает к исходному тематическому материалу, изложенному, как это обычно бывает у Бартока, с большими интонационными и фактурными изменениями. Первая часть вводит в сферу философской лирики, соседствующей в квартете Бартока с фольклорной жанровостью, так отчетливо выступающей в музыке третьей части.
Во второй части преобладает вальсообразное движение, мелодизм также изощрен, фактура, при всей самостоятельности каждого голоса, менее полифонична, чем в первой. Музыка воспринимается как интермеццо между первой и третьей частью, с которой ее связывает интерлюдия — ясный по своему интонационному рисунку речитатив. Фразы виолончели, подхватываемые скрипкой, вводят в третью часть.
Она непохожа на предыдущие. Кажется, что распахивается окно на площадь, залитую ярким солнцем и заполненную праздничной толпой. При всей жанровой контрастности, здесь ощущается прямая связь с первой и второй частями: композитор объединяет в одно целое их разнохарактерные элементы.
Для того чтобы почувствовать диалектическое различие и общность частей квартета, достаточно сопоставить тематизм первой части и финала. Истоки темы финала несомненно ведут к фольклору, однако интонационный излом роднит ее с мелодическим материалом первых двух частей. Вот начало этой темы, звучащей в унисоне у альтов и виолончелей на фоне острых секундовых звучаний скрипок.
Живая пульсация темы и ее сопровождения определяет характер большей части финала, богатого полифоническими перекличками, остроумными сдвигами, эффектами движения параллельных трезвучий, контрастами регистров и тембров и т. д. Фольклорные элементы служат лишь исходным пунктом для работы композиторской мысли, очень смелой и самостоятельной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *