Два румынских танца

10 легких пьес для фортепиано, написанные в 1910 году, по замыслу напоминают пьесы из сборников «Детям». Но в них больше гармонической изощренности, подчас несколько противоречащей безыскусственному облику песенных мелодий. Однако и здесь есть страницы, отмеченные печатью высокой простоты и естественности музыкального языка.Таковы «Крестьянская песня», и особенно «Вечер в стране секеев» (секеями называются венгры, живущие в Трансильвании). Вторая из этих пьес очень живописна, она далеко выходит за обычные рамки педагогической литературы по силе художественного обобщения. Мастерски использован здесь контраст распева и танцевальных ритмов, тонко передана в музыке поэзия горной природы, столь любимой композитором Трансильвании. Сам Барток часто играл эту пьесу в концертах и впоследствии оркестровал ее, включив в сюиту «Венгерские картины». В сборнике хороши также «Старинная венгерская песня», «Народная песня» и «Медвежий танец» (хотя именно в нем есть некоторая нарочитость гармоний).
В 1913 году Барток написал еще одну серию легких пьес, предназначенных для фортепианной школы А. Ре-шофского. Инструктивный характер чувствуется здесь более, чем в предшествующих сборниках, но и здесь есть интересные и оригинальные пьесы. Так, «Диалог» (№31) вводит в простейшие формы политональности, в «Народной песне» (№ 10) и «Танце свинопаса» (№ 12) привлекает свежесть юмора, а в семнадцатой пьесе яркость бытовой песенной интонации, точно записанной с натуры.
Создание сборников детских фортепианных пьес непосредственно связано с педагогической деятельностью Бартока. Он не забывал, разумеется, и о пополнении пианистического репертуара. Здесь он добился крупного успеха—«Два румынских танца» и «Варварское аллегро» (1910—1911) справедливо причисляются к лучшим фортепианным произведениям Бартока.
Первый из «Двух румынских танцев» прост по форме — это трехчастная пьеса, обрамляющие части которой построены на разработке короткой, ритмически четкой мелодии, а середина выдержана в характере певучего речитатива. Гармонизован танец смело, его звучание остро, но нигде не выходит за границы тональной логики.
Темпераментное претворение румынской танцевальной музыки явилось новостью для европейского музыкального искусства. Что касается фортепианной фактуры, то она во многих деталях связана с приемами народного исполнительства, отлично известными Бартоку по его фольклорным экспедициям и трансформированными здесь в духе виртуозной пианистической манеры композитора.
Во втором танце сильнее подчеркнуто гротескное начало, широко использованы острые звучания наслаивающихся секунд. Впрочем, и здесь основной характер определяется народностью интонационного материалами музыка увлекает живостью и упругостью танцевальной ритмики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *