Детские пьесы для фортепиано

Нечто подобное встречается и у других композиторов того времени, причем не только венгерских — в произведениях молодого Прокофьева, таких, как, например, «Скифская сюита». И он прошел через полосу увлечения новизной, сумев впоследствии преодолеть его и выработать свой собственный языки стиль. При всем различии путей и обликов русского и венгерского композиторов, в них есть и немало общего: оба выступили смелыми новаторами, сумевшими развить в современных условиях национальные традиции, оба в высшей степени содействовали обогащению языка нового искусства.Важное место в эволюции Бартока занимают известные сборники детских пьес, написанные в 1908—1910 годах. При всей кажущейся скромности задачи, они характерны для эстетической направленности его творчества тех лет.
Четыре тетради «Детских пьес» для фортепиано нисколько не утратили своей свежести за прошедшие десятилетия. А для своего времени они явились тем более важными, что выразили передовые взгляды композитора, отчетливо представлявшего себе роль народной песни в воспитании молодых музыкантов. Эти взгляды находят свое выражение уже в самих принципах отбора тематического материала, не говоря уже о языке и содержании маленьких пьес.
Все они являются обработками словацких (первые две тетради) и венгерских (третья и четвертая тетради) народных песен. Фактура и характер бартоковских пьес почти всегда определяются содержанием положенных в их основу песен. При всем различии этих маленьких музыкальных картинок, все они построены по одному принципу- композитор гармонизует подлинную народную мелодию, подчеркивая ее ладовые особенности (часто необычные для западноевропейской музыки), и создает фортепианную фактуру в соответствии с поэтическим текстом песен. Они помещены для сведения исполнителей в конце каждой из тетрадей.
Композитор обращается с народными мелодиями очень бережно, достигая выразительности звучания при помощи самых простых- средств. Сочиняя для детей, Барток сумел сделать свои пьесы интересными и для взрослых. В каждой из них он ставил перед собою новые художественные задачи и талантливо разрешал их.
Так Барток мастерски пользуется элементами словацкого песенного речитатива, гротескными интонациями частушек, наигрышами волынки и суровыми напевами эпоса. Примером эпического стиля может послужить строгая, мужественная баллада из второй тетради, где для передачи тяжеловесного басового речитатива применен необычный пианистический прием — игра одновременным ударом двух пальцев каждой руки по одной клавише.
Барток подчеркивал важность усвоения народных мелодий с первых же шагов обучения. Если вспомнить о распространившемся тогда нигилизме по отношению к фольклору, то станет ясной прогрессивность позиции венгерского композитора.
Барток по-своему продолжает традиции детских пьес Шумана и Чайковского: подобно им, он создает жанровые фортепианные картинки, вдохновляясь жизненными впечатлениями и интонациями. Пьесы Бартока написаны с любовью к маленьким исполнителям, с пониманием их интересов и возможностей, они по праву занимают почетное место в современной фортепианной педагогической литературе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *